О тарифах. Альткотельная – как выход?

Дата публикации: 17.11.2020 - 10:29
Просмотров - 290

Так уж сложилось в современной России, что решение огромного комплекса проблем возложено на плечи населения. По пальцам одной руки можно посчитать федеральные программы, которые приходят на помощь в решении вопросов жилищно-коммунального хозяйства – разве что переселение из ветхого и аварийного жилья да замена лифтов. И то, если очень повезёт попасть в программу. А вот что касается замены ветхих теплосетей, канализации, холодного водоснабжения, электросетей и так далее, за всё должны платить сами жители.

Как не сложно догадаться, денег на эти цели у людей нет. По крайней мере сразу выложить круглую сумму, чтобы строительные бригады могли заменить ветхие коммуникации, для подавляющего большинства из нас просто нереально. У ресурсоснабжающих организаций тоже особых запасов нет, чтобы провести столь дорогостоящие мероприятия.

Да что говорить, в тарифах на капремонт многие годы вовсе не были заложены суммы на такие работы. Это черногорцы хорошо помнят по опыту сотрудничества с тем же ХакТЭКом. Ремонт, если и был, то лишь точечный. Трубы в хомутах, значительная часть задвижек не работала. Потому, когда в Черногорск зашла Сибирская генерирующая компания, ей пришлось вложить немало собственных средств, чтобы привести в порядок хотя бы самые аварийно опасные участки.

Но ресурсоснабжающие организации – это не благотворительные общества, за свой счёт они не обязаны, да и не имеют возможности перекладывать сети. Есть, правда, надежда, что заработает федеральная программа «60 плюс». Эту программу по замене труб отопления, водопровода и канализации, реконструкции котельных, коллекторов, насосных станций и другим мероприятиям в рамках обновления  инфраструктуры ЖКХ разработало Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ.

По замыслу авторов программы, предусматривается поддержка муниципалитетов с износом коммунальных сетей более 60 процентов. Стартует она в следующем году, в качестве пилотных проектов выбраны пять городов: Козьмодемьянск Республики Марий Эл, Орск Оренбургской области, Переславль-Залесский Ярославской области,  Белово Кемеровской области и Новоалтайск Алтайского края. Черногорск, увы, в этот список не вошёл, и войдёт ли когда-нибудь, сказать сложно.

Между тем проблема изношенных коммуникаций для нас чрезвычайно актуальна. И тут, как утверждают специалисты, на помощь может прийти новый метод расчёта тарифов, так называемая альткотельная. Федеральный закон об «альтернативной котельной», который изменил систему регулирования тарифов в сфере теплоснабжения, был подписан президентом России Владимиром Путиным в 2017 году. 

Суть метода в следующем: правительство региона определяет предельную стоимость тепла и горячей воды, исходя из расчёта строительства новой котельной. На сайте Минэнерго РФ есть калькулятор, можно выбрать регион и посчитать, каким будет предельный тариф (ссылка на сайт: http://instrument-ak.minenergo.gov.ru/).

Затем следует заключение трёхстороннего соглашения между инвестором, муниципалитетом и властями региона, где утверждается новый тариф. Выше предельного он быть не может, ниже – вполне. Это уж как смогут договориться энергетики, власти и регулирующие структуры. Таким образом, население получает вменяемый тариф, который не меняется на протяжении как минимум 10 лет, за исключением ежегодной индексации, а ресурсоснабжающие организации имеют чёткую картину платежей и гарантии возврата вложенных средств при замене ветхих сетей.

Одним из первых городов России альткотельную на себе опробовали жители Рубцовска. В недалёком будущем, вероятно, и черногорцам придётся перейти на этот тариф так же, как и жителям других городов России.

О плюсах и минусах этого метода формирования тарифов, перспективах развития в прямом эфире инстаграм-аккаунта СГК говорила директор по тарифообразованию компании Екатерина Косогова.

 

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС – ЗАЧЕМ?

- Понятно, что при таком методе ресурсоснабжающие структуры получают определённые гарантии, но что от этого имеют обычные потребители, кроме роста цифр в расчётках?

- Альткотельная, по сути, реализована только в Рубцовске. И туда СГК уже вложила больше 2 млрд рублей, благодаря чему теперь там нет проблем с отоплением. Без тепла зимой никто не остаётся. На сегодня это единственный проект, который уже закончен и начинает окупаться.

Однако сейчас на альткотельную перешёл Барнаул. За одно только  минувшее лето в замену ветхих сетей было вложено порядка 1,5 млрд рублей. Год назад – миллиард рублей, потому что мы знали, что проект по переходу на новый тариф уже заключен. Таким образом, за год переложили порядка 47 км сетей, подобных объёмов ремонта город не видел.

Есть решения правительства о переходе с января 2021 на альткотельную Канска и Красноярска.

Конечно, не будем лукавить, потребители видят, что тарифы растут. Но при этом улучшается и качество предоставляемых услуг. В Рубцовске был самый большой рост, одновременно тариф был поднят на 25 процентов и сейчас составляет 822 рубля за Гкал, в Черногорске, к примеру, 1521рубля. Но разовый рост в Рубцовске был вынужденной мерой. В других городах мы стараемся сделать так, чтобы ощутимого повышения не было.

 

ПАНДЕМИЯ В СТОРОНЕ

- В условиях пандемии коронавируса многие россияне лишились работы, или были снижены их доходы. Ожидаются ли изменения в тарифном регулировании с учётом пандемии?

-  На уровне правительства РФ разговоры о приостановке индексирования тарифов велись, но в конечном итоге принято решение о том, что сдерживать рост тарифов не продуктивно, так как хоть одна отрасль работает стабильно. Мы понимаем проблемы людей, которые остались без работы, и правительство как-то должно поддерживать их, но нельзя ставить в зависимость целую отрасль, чтобы ещё и наши сотрудники остались без зарплаты, т.к. заморозят платежи.

 

НА ЗАЩИТЕ ИНТЕРЕСОВ ГОРОЖАН

- В Новосибирске, к примеру, от СГК поступило предложение повысить тариф сразу же на 307 процентов! Исходя из чего такое повышение?!

- Это не повышение. Это заявка регулирующей организации на наше пожелание. Мы и под 600 процентов давали тарифные заявки. Если долгое время тарифные организации понимают, что им недодают, что расходы не покрываются, то накапливаются вопросы и претензии, в том числе имущественного плана. Поэтому организация собирает все данные и подаёт их, но это не значит, что тарифоорганизующая структура должна удовлетворить заявку в тот же год.

Понятно, что все хотят больше, чем им могут дать. Поэтому, недаром в законе есть положение о балансе интересов энергоснабжающих структур и потребителей. Есть предельный индекс платы граждан. И орган регулирования всегда вычищает из нашей тарифной заявки всё, что ему не нравится, и оставляет минимум, который должен удовлетворить всех.

 

- И как быть? Вы подали оправданные заявки повышения на 300 процентов, их не учли. Вы теперь не будете работать?

- Есть разные стратегии у органов регулирования. Есть, например, ситуации, когда они видят, что выпадающие доходы  за прошлые периоды имеют под собой реальные обоснования и учитывают эти расходы при составлении планов. Но при этом убирают другие текущие расходы. Например, статью амортизации.

Было бы чудесно, если бы за тарифами стояла экономика. Но, к сожалению, за тарифами стоит чистая политика. Поэтому, невзирая на то, что утвердил орган регулирования, мы движемся по собственному плану. Тариф даёт необходимую валовую выручку организации, чтобы она не умерла.

Мы обязаны платить налоги, зарплату, покупаем уголь или газ по полной цене. А статьи инвестиции и ремонта – это единственные статьи, которые можно сократить. Но потом это приводит к тому, что приходится затрачивать огромные средства на восстановление теплоснабжения и оборудования.

Если в целом посмотреть по стране, то тариф в 1800 рублей – средний. По Сибири – чуть меньше, но у нас и уголь дешевле. Но это, если ресурсы поставляет ТЭЦ. Если котельные, то конечно, тариф выше двух тысяч рублей тоже обоснован, т.к. в расчёте на одну Гкал содержать небольшую котельную требует больше затрат, чем содержать большую ТЭЦ. 

 

- Почему при условно равном росте тарифов в одних случаях удается увеличивать инвестиции, а в других нет? Без альткотельной почему никак не обойтись?

- Есть такие понятия, как оптимизация и энергоэффективность, и эффективность вообще.  Никакая энергоэффективность не вырастает на пустом месте, она должна быть обеспечена деньгами. При обычном тарифном регулировании мы тоже старались сокращать расходы, что-то оптимизировали, повышали энергоэффективность.

Например, в Абакане мы заместили старые котельные и добились экономии: сократили расходы на топливо, на зарплату, избавились от штрафов за превышение выбросов. И что? На следующий год все эти затраты вырезали из тарифа, без всякой компенсации. Получилось, что строительство перемычек для замещения котельных и прочее мы сделали за свой счет.

При таком подходе работать качественно резона нет: твои вложения не учитываются, все, что сэкономил, урезается. А метод альткотельной гарантирует возврат средств, мотивирует на внедрение технологий, использование качественных материалов.

Чтобы получить эффективность, сначала надо вложиться. Это понятно любому хозяину: чтобы сэкономить на электричестве, сначала надо купить энергосберегающие лампочки.

В чем проблема современного регулирования? Твои вложения не учитываются, а что ты сэкономил – вырезается. В итоге, ты чувствуешь себя организацией, которая по собственной инициативе всё улучшила, после чего ей сказали спасибо и прощай. Экономить, получается, невыгодно!

Почему процветают мелкие котельные – у них больше расходов, выше тариф, и органы регулирования считают это оправданным.

Переходу на метод альткотельной предшествует тяжелый переговорный процесс, который может тянуться месяцами и годами. Подчеркну, что процесс публичный, тайн никаких нет, и все параметры (объем инвестиций, масштаб ремонтов и реконструкций) известны заранее.

В муниципальном образовании, которое рассматривает вопрос о переходе на альткотельную, проходят общественные слушания, свою позицию высказывают органы власти — от муниципальных до региональных. Если система теплоснабжения в городе в целом работает удовлетворительно, нигде ничего не рвет, переговоры могут идти долго. Если ситуация критическая, решение о переходе на метод альткотельной принимается мгновенно. Так, например, случилось в Рубцовске. Таким образом, чем острее ситуация, чем очевидней кризис, тем проще властям принять положительное решение.

Для того чтобы подготовить предложение о переходе на альткотельную, мы готовим расчеты, документы и передаем их в администрацию. Когда соглашение подписано главой муниципального образования, советом муниципальных депутатов, областным (республиканским или краевым) заксобранием, наконец, главой региона, заявка о переходе на альткотельную поступает в федеральные органы. В Москве согласование проходит с ФАС, Минстроем и Минэнерго. Это многоступенчатая история и на каждом этапе приходится доказывать целесообразность нашего предложения. Последнее слово за правительством РФ, которое должно подписать постановление об отнесении муниципального образования к ценовой зоне теплоснабжения.

Почему мы и переходим на метод альткотельной – он гарантирует возврат инвестиций. Договор жёсткий, на 10 лет.

 

- Каким может быть максимальный рост тарифа при переходе на альткотельную?

- По нашим регионам присутствия мы не планируем идти с особым ростом. По Черногорску проект перехода на метод альткотельной с тем, чтобы мы построили магистральный теплопровод и переключили потребителей на Абаканскую ТЭЦ, у нас готовы давно. Если бы была воля и согласие властей, то город уже можно было бы переключить ещё в прошлом году, если бы были достигнуты договорённости о сроках возврата инвестиций. Очень надеемся, что удастся достичь договорённостей по Черногорску, Усть-Абакану и Подсинему до конца этого года, тогда с июля 2021 года можно будет перейти на новый тариф, начать строительство трубы и с 2022 года переключиться на Абаканскую ТЭЦ.

Но переговоры идут тяжело и долго. Уже больше 5 лет. Надеемся, что закончатся.

 

НЕИЗБЕЖНОСТЬ?

- В перспективе, как вы считаете, все города перейдут на альткотельную?

- Не думаю. Во-первых, у каждого города или поселения своя система теплоснабжения, свой уровень износа и другие особенности. Универсального решения, которое можно было бы тиражировать повсеместно, придумать нельзя. Для каждого населенного пункта мы разрабатываем свой план, свое предложение. Чтобы его приняли, должно возникнуть доверие между органами власти и инвестором. Весь наш опыт показывает: без доверия ничего не случится, и неважно, что вокруг все перешли на эту альткотельную и результаты хорошие. Один маленький, но гордый город не перейдет, потому что чужой опыт не показателен, а доверия заслужить не получилось.

Во-вторых, маленькие городки не переходят на метод альткотельной из-за отсутствия инвестора. И таких населенных пунктов много: система теплоснабжения в ужасном состоянии, количество населения небольшое (и оно убывает), значит, отпуск тепла минимальный. Инвестиции не отобьются ни через 10, ни через 15 лет. Именно для таких городков Минстрой разрабатывает программу «60+». То есть в тех муниципальных образованиях, где износ сетей превышает 60 процентов, а инвестора нет и не предвидится, модернизация будет осуществляться за счет бюджета.

Ну и, в-третьих, разом перевести все города на альткотельную невозможно просто физически. В пандемию мы ощутили дефицит рабочей силы. При переходе на альткотельную у нас наращиваются объемы ремонтов как минимум вдвое. При этом необходимо сохранить качество, а людей не хватает. Мы серьезно думаем о том, что необходимо увеличивать пул подрядчиков. И при таком раскладе разом перевести все города нашего присутствия на альткотельную вообще нереально — мы просто порвемся.

Но в целом, подчеркну, чем хуже положение в ЖКХ, тем быстрее перейдут на альткотельную города.

Подготовила Валентина КОРЗУНОВА,

 фото автора

«ЧР» № 88 от 17 ноября 2020г.

Новости по теме: