Город в дыму. Извечные вопросы – кто виноват и что делать?

Дата публикации: 28.10.2020 - 09:27
Просмотров - 156

С наступлением холодов Черногорск, да и другие города Сибири,  погружаются в дым. Его можно видеть, от запаха не спрячешься, как ни закрывай окна,  на подоконниках образуется слой сажи. Кто виноват в чрезмерной задымлённости воздуха, можно ли как-то решит  эту проблему, используя современные технологии – об этом шла речь в прямом эфире инстаграм-канала СГК. На вопросы отвечал заместитель технического директора СГК Константин Кушнир.

 

КОМПЛЕКС ПРОБЛЕМ

-  Все споры по экологии и грязному воздуху сводятся к поиску виноватых:  кто именно загрязняет воздух? ТЭЦ, котельные, частный сектор, машины? Неужели до сих пор в эпоху высоких технологий нельзя однозначно дать ответ на этот вопрос?

- Есть такой прибор – зеркало. В негативном воздействии на окружающую среду прежде всего виноват человек, его стремление к комфортной жизни. Меня еще в институте учили, что мы сами создаем окружающую среду и вместе с ней эволюционируем или деградируем — кому как повезет. У каждого города свой путь и свои проблемы. Поэтому я не думаю, что можно говорить о каком-то одном конкретном виноватом в локальном районе. Вклад вносят все, другое дело - степень этого вклада. Проблема загрязнения носит комплексный характер.

Загрязнения воздуха в Абакане, Минусинске, Красноярске (точно так же, как и в Черногорске - прим.ред.) характеризуются тем, что в этих городах сжигается очень много угля, причём неэффективно сжигается. А это и приводит к формированию большого количества выбросов. Эти выбросы по своему химическому составу и содержанию в разы отличаются от тех выбросов, что образуются на ТЭЦ, которые работают в режиме когенерации.

Ели коротко перечислить основные источники загрязнения, то в этом виноваты  крупная промышленность, автотранспорт, частный сектор. Также влияют плохая инфраструктура, ошибки в архитектурно-планировочных решениях, например, строительство кварталов-каньонов вдоль автомобильных трасс (в случае с Черногорском или Минусинском это, безусловно, огромный массив частного сектора, окружающий города со всех сторон, - прим.ред.), в итоге нарушается природная ландшафтная архитектура, и это приводит к накоплению выбросов в атмосферном воздухе.

- Частный сектор есть почти во всех городах. Но, к примеру, если в Абакане, Минусинске, Черногорске жители частного сектора неохотно хотят подключаться к теплоцентрали, то в Чите и Улан-Удэ другая ситуация, там массовые заявки на подключение. Неужели у нас не понимают, что центральное теплоснабжение - это плюс для экологии?

- Объективно, сегодня уголь самый доступный источник тепла, поэтому так активно его используют. Остальные виды энергии более дорогие. Люди топят печи, выбросы большие, так как сжигание происходит неэффективно.

Если трубы, из которых выделяется загрязняющее вещество, находятся на высоте, скажем, десяти метров, максимум пятнадцати, мы и получаем шапку смога. И не важно, в какой местности располагаются эти трубы – в гористой или равнинной.

Например, Рубцовск – город оброс частными кварталами, и резко ухудшилось качество воздуха. Дело не в том, что есть одна труба, а в том, что их много, и они распределены на очень большой территории. В итоге нижние слои атмосферы перегреваются за счёт таких выбросов, к тому же эти выбросы содержат твёрдые частицы, что и формирует видимый смог.

Да, подключение к теплоцентрали помогло бы улучшить ситуацию. Но дело в том, что экономика и экология в данном случае находятся в некотором конфликте. Подключение к централизованному теплоснабжению более дорого. В итоге люди выбирают частные печи.

 

ТЭЦ ИЛИ КОТЕЛЬНАЯ?

- Понятно, что существует проблема дыма от печей частного сектора или малых котельных, которых сегодня тоже хватает. Небольшие предприятия стараются поставить себе собственные кочегарки. Но можно ли их сравнить по степени влияния на экологию с ТЭЦ? Или, несмотря на свою низкую эффективность, их физически не так много, чтобы вносить заметный вклад в проблему?

- Большое значение имеет, где и как сжигается уголь. Например, в Красноярске насчитывается примерно 15 тысяч низковысотных источников выбросов. Речь в первую очередь о частных домовладениях. А еще есть малые предприятия с более продвинутыми источниками отопления, чем просто печь, но с такими же низкими трубами. По оценкам красноярских чиновников, их около 700–800. Много это или мало? Достаточно, чтобы обеспечить загазованность целого района и возмущение страдающих жителей.

Эффективным методом борьбы с вредными выбросами в атмосферу, в первую очередь, твердыми частицами, является замещение автономных источников тепла, проще говоря, старых котельных. Для сравнения: ТЭЦ по уровню воздействия (вкладу в концентрацию) в приземном слое сопоставима со средней котельной, но при этом в 3 раза эффективнее в плане выработки тепла!

- С наступлением отопительного сезона в городе резко ухудшается качество воздуха. Понятно, что свой вклад в это вносят ТЭЦ компании. Но насколько повышается уровень выбросов со станции зимой по сравнению с летом?

- Выбросы в зависимости от сезона на ТЭЦ практически не меняются, так как они работают в режиме когенерации, круглый год поставляют в дома горячую воду, зимой ещё и тепло, и электроэнергию.

Выбросы всегда примерно одинаковые и зависят от исходной производительности котла. В зимний период при низких температурах на ТЭЦ подключаются так называемые пиковые водогрейные котлы. Это обычно длится несколько дней, пока держатся критические морозы, после чего станция переходит в обычный режим. Но в целом со сменой сезона количество выбросов в единицу времени не меняется, хотя некоторые котлы работают дольше, чем летом.

 

КОНТРОЛЬ

НЕ ДЛЯ ВСЕХ

- Понятно, что у нас пока не дошло до тотального контроля за тем, как используются печи частного сектора, но за котельными-то и тем более ТЭЦ контроль есть. Насколько активно сами теплоэнергетики следят за соблюдением норм экологичности производства? 

- В последние годы повышение экологичности производства тепла и электроэнергии на наших станциях стало темой № 1. Отправной точкой оказалось принятие федерального закона о необходимости внедрения наилучших доступных технологий (НДТ). И если в 2017 году мы потратили на всевозможные экологические мероприятия порядка полумиллиарда рублей (средства в основном шли на поддержание систем газоочистки на проектном уровне), то в 2019-м — уже 1 миллиард 300 миллионов рублей. Большая часть средств была направлена на мероприятия по переводу золошлаковых отходов наших станций в золошлаковые материалы. В 2020 году суммы еще больше возрастут.

Благодаря предпринятым мерам мы добились значительного снижения валового объема вредных выбросов во всех городах нашего присутствия. Только в Красноярске за последние 10 лет этот показатель сократился на 20 процентов.

Надзорные органы проводят регулярные комплексные проверки на всех наших станциях. В год может быть до 30 проверок, каждая из которых длится по месяцу и более. Инспекторы изучают всю нашу документацию, производят инструментальные замеры на газоходах. Превышения выбросов фиксируются в очень редких случаях. По каждому факту мы проводим собственную проверку, пытаясь понять, что стало причиной: ошибки в методике подсчета или человеческий фактор (персонал ненадлежащим образом эксплуатировал котельное оборудование) — и по итогам вносим коррективы.

 

НА ЛИНИИ ЧЕРНОГОРСК

- В Черногорске воздух уже на протяжении многих лет очень грязный, не случайно мы входим в список самых грязных городов России по атмосферному воздуху. У СГК есть какие-то планы по улучшению экологической ситуации в городе помимо подключения к Абаканской ТЭЦ? Быть может, какие-то дополнительные мероприятия будут проводиться?

 - В Черногорске проблема осложняется тем, что помимо малых котельных, город имеет большой частный сектор. И если прокладка тепловых сетей к котельным для их замещения не составляет особых трудностей, то прокладка центрального отопления к отдалённым районам частного сектора, это  другой вопрос.

Как пример приведу расчёты по Красноярску. Для прокладки теплосетей к полутора тысячам домов, чтобы заменить печи на центральное отопление, необходимо порядка 10 млрд рублей. Это огромные деньги, и не факт, что все жители согласятся перейти на централизованное теплоснабжение. Помимо прокладки самой теплотрассы, крайне дорогостоящей, есть ещё так называемый вопрос «последней мили», подключение от теплотрассы к дому. Это тоже стоит денег, и кто будет оплачивать эти работы – вопрос сложный.

По нашим подсчётам, если заместить угольные котельные в Черногорске, это уже даст ощутимый эффект. При этом на Абаканской ТЭЦ выбросы вырастут от 3 до 10 процентов, что не превысит норматив, который установлен для ТЭЦ. Одновременно с этим негативного воздействия на Абакан не будет оказано, так как ТЭЦ расположена в пяти километрах от города. К тому же на этой ТЭЦ стоят электрофильтры, которые обеспечивают очень высокую степень очистки воздуха от примесей. Это одни из лучших электрофильтров, которые есть в группе СГК.

- Довольно долго обсуждается вопрос, а не проще ли было газифицировать регион? Это же более экологичное топливо. Тогда бы и проблема со смогом была решена.

- Любители простых решений носятся с предложением перевести угольные станции на газ. Дескать, это сразу снизит выбросы в атмосферу. Правда, и тариф увеличится в 3 раза.

Мне кажется, что эффект такого гипотетического «перевода» ошеломительным не будет и сильно разочарует фанатов газификации. Если сегодня энергетики занимают третье место по вредным выбросам в Красноярске, то переместятся на четвертое, вслед за РУСАЛом, автомобилистами и частным сектором. Стоит ли такой экологический эффект огромных экономических затрат? По нашей оценке, нет.

Я считаю, что споры о том, какой вид топлива экологичней и предпочтительней, будут всегда. У каждого источника есть свои плюсы и минусы. На мой взгляд, отказаться от угля в угледобывающих районах, где его запасы исчисляются сотнями лет, было бы странно. Обсуждать нужно технологию: как сжигать. Это уже конструктивный подход. При этом сами компании не провернут такую модернизацию: это уровень государственных решений, нужна кооперация науки, проектных институтов и машиностроителей.

Подготовила

 Валентина КОРЗУНОВА,

фото автора

«ЧР» № 82 от 27 октября 2020г.

 

 

 

Новости по теме: