Наталья Сугаченко: «Есть дети, которые не плачут»

Дата публикации: 28.05.2020 - 15:44
Просмотров - 322

Белоснежные волосы, голубые глаза, нежная фарфоровая кожа… Встретишь Наталью Сугаченко на улице и никогда не подумаешь, что девушка – сотрудница полиции. Таким красавицам место на обложке модного журнала, в фильмах или на подиуме. Но она предпочла служение закону и нисколько об этом не пожалела.

В ОМВД России по Черногорску она служит с ноября 2014 года, до этого была секретарем в суде – работа спокойнее, но Наталью тяготила: слишком много бумажной волокиты, а вот живого общения - минимум. Здесь же, в должности инспектора подразделения по делам несовершеннолетних, каждый день приходится налаживать контакты с абсолютно разными людьми

Сказать, что с детства мечтала носить погоны, Наташа не может, скорее, наоборот. Здесь, в дознании, заместителем начальника много лет трудится её мама Оксана Сергеевна Беляева, которая, хоть и любит свою работу, отговаривала и пугала дочь разными трудностями, особенностями службы, который не всякий может выдержать. Может быть, Оксане Сергеевне казалось, что  нежной и хрупкой Наташе такая работа не по плечу. Она категорически заявляла, что поступать дочь может, куда угодно, только не на юридический. До последнего момента, уже получив диплом об общем образовании, Наташа не решалась сделать выбор профессии.

 - У меня не было определенных планов насчет высшего образования. Когда поехали с папой подавать документы, он предложил: «А давай на юрфак!», я ответила «Давай!» Так получилось, что я выбрала именно уголовную специализацию, с которой работают в правоохранительных органах, - рассказывает Наташа.

Как и говорила мама, в работе оказалось много нюансов, к ним пришлось привыкать. Когда живешь в благополучной семье, в комфортных условиях, в достатке и любви, не знаешь, что где-то бывает по-другому. Образ жизни семей, в которых теперь Наталье приходится по долгу службы бывать постоянно, сначала шокировал: отсутствие постоянного заработка родителей, вредные привычки в их крайнем проявлении, грязь и холод… Как в этих условиях могут жить взрослые, а тем более дети? Оказывается, могут!

 - Такое не показывают по телевизору, мир, который я себе представляла, в реальности совсем другой, - делится девушка. – Хочется верить, что все живут так же, как и ты, и веришь, пока не сталкиваешься с суровой действительностью, от которой шевелятся волосы, -  продолжает она. - Когда я это все увидела, появилась особая благодарность к  родителям за счастливое детство, за возможность получить хорошее образование, за их любовь и доброту ко мне. Папа, к сожалению, ушел из жизни, но его роль в моем воспитании переоценить невозможно.

      

На первом же дежурстве, которое выпало на 1 января, Наташа выдержала боевое крещение: утром поступил вызов о смерти грудного ребенка. На месте, куда выехала дежурная группа, стало ясно, что случилось это по вине мамы, которая придавила собой малыша.

 - Я никогда не забуду тот тяжелый день… Женщина заплаканная, супруг очень ее ругал. Мы отправились с опросом по соседям, чтобы составить представление о том, какая это семья. Мне было крайне неловко беседовать с родителями умершего малыша, было очевидно, какое это горе для них. 

К такой жути, признается Наташа, она не привыкла даже спустя шесть лет работы: к такому привыкнуть невозможно. Каждую ситуацию, в которой страдают дети, инспекторы ПДН переживают с большим трудом. Как нормальных людей их не могут не трогать до слез трагедии, которые случаются с детьми из-за халатности или равнодушия взрослых.

 - Вспоминается смерть девочки, которая захлебнулась, оставшись одна в ванной. Родители из-за шума воды просто не услышали, что происходит и не подоспели вовремя на помощь, - рассказывает Наташа. – Они не думали, что девчушка может забраться на табуретку и опрокинуться в воду.

     Впрочем, это единичные случаи, когда мамы и папы корят себя на свои ошибки. Семьи, которые стоят на учете в подразделении по делам несовершеннолетних, приходят к плачевному результату по собственной глупости. Пьянство, распутство, грязь, в которой они погрязли в своих жилищах и душах, – их выбор, который они делают не спонтанно, а осознанно, в течение многих лет. Самое страшное, что во всем этом ужасе живут дети, перенимая образ жизни родителей как единственно возможный. 

      - У нас нет нужных рычагов воздействия на нерадивых родителей, к примеру, раньше активно использовалась трудотерапия, а сейчас надо каждому подсказать, как найти работу, или направить в центр занятости, где ему уже предложат на выбор несколько вакансий, от которых, впрочем, люди отказываются из-за нежелания прилагать усилия. Живут такие семьи, как правило, на детские пособия или редкие калымы, а иногда и преступают закон. Деньги на очередную попойку в любом случае находятся, а вот на то, чтобы создать уют в доме или купить ребенку обновку, почему-то нет, - рассуждает Наташа. - Многие не признают своей зависимости, говорят: «Пью только по праздникам». А ведь праздников в календаре много. Несколько лет назад Минздрав проводил акцию для всех желающих – предлагал бесплатно кодировать от алкогольной зависимости. К сожалению, большинство из наших подопечных отказывались от этой возможности. 

Закон предписывает субъектам профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних до последнего сохранять семью. Антисанитария и похмелье – не повод забирать ребенка из дома, инспекторы ПДН действуют в строгом соответствии с законом. Изымать ребенка можно только, если его надолго оставили дома одного или родители лежат в стельку пьяные. Иначе самому инспектору придется отвечать за неправомерные действия. Понятно, что когда сотрудники закрывают за собой дверь, оставляя ребенка в грязном доме с непутевыми мамой и папой,  у них сжимается сердце от жалости и страха – а что здесь будет завтра, послезавтра?

    Конечно, Наташе как любому инспектору ПДН приходилось изымать детей из семьи.

     - В обычных семьях дети знают, что могут слезами или криками добиться своего, они громко плачут, если им больно, потому что уверены - мама прибежит и пожалеет. В семьях, которые стоят на учете в ПДН, дети совсем другие: даже когда мы забираем их из дома, большинство молча, послушно идут за нами. Наверное, привыкают к тому, что их постоянно игнорируют, умеют успокаивать себя сами, - рассказывает Наташа. – Родители тоже не бьются в истерике, разве что когда пьяные и агрессивные. Мы объясняем, что нужно привести себя в порядок, найти постоянный заработок, и детей вернут. Ни у кого нет заинтересованности пополнять детские дома, у нас нет цели всех лишить родительских прав. Ребенку дома всегда лучше, он в любом случае любит маму и папу больше всех на свете, независимо от того, грязь вокруг или чистота. Да, в госучреждении он будет чистым и накормленным, но маму никто не заменит.

     Как донести эту мысль до горе-родителей? Это самое сложное! Большинство из них старше Наташи, и, кажется, должны сами знать прописные истины, но нет: творят такое, что диву даешься, насколько слабовольным и эгоистичным может быть человек, раз дает порокам взять верх над собой и позабыть о своих обязанностях по отношению к ребенку. Преодолевая свою природную скромность и неловкость ситуации, девушка подбирает тактичные и убедительные слова и для личной беседы, и для выступления на общешкольном собрании. Иногда приходится сталкиваться с грубостью, тогда и Наташа меняет свой тон на ультимативный, потому что она – сотрудник полиции при исполнении и вступать с ней в конфликты чревато. И все-таки она старается достучаться до своих подопечных с помощью доброго слова. Может быть, потому многие сами звонят Наталье: кто-то хочет посоветоваться, кто-то пожаловаться, решить какой-то вопрос.  

      - Все инспекторы ПДН разные, у всех нас свои методы в работе. Считаю, что важно находить индивидуальный подход к каждому с учетом особенностей семьи – с одними быть построже, с другими – помягче. Некоторых хочется пожалеть - как без этого? Особенно детей, которые попадаются по глупости или по неопытности. К примеру, пару лет назад стоял у меня на учете парнишка, такой хороший, он заступился за маму, когда ее избивал отчим. Мальчик рассказывал, что просто не выдержал издевательств, которые терпел с детства. Однажды даже отчим отбил ему ушную перепонку. В итоге не рассчитал силу и так треснул отчиму, что сильно травмировал его. Видимо, он вложил в этот удар всю свою обиду и злость. Завели уголовное дело, парню дали два года условно. 

 

    - У большинства детей, которые стоят на учете в ПДН, проблемы с мамами и папами, они ощущают себя ненужными, ведь как можно не забить в колокола, когда ребенок не объявляется в течение суток, а то и двух? Сразу вспоминаю свое детство, когда стоило задержаться на пару часиков, и родители начинали меня искать и возвращать домой, - признается Наташа. – Мама, несмотря на свою большую занятость, всегда держала на контроле, где я, чем занята. Папа был водителем-дальнобойщиком, его часто не было дома, но несмотря на это, я всегда ощущала его заботу, поддержку.

      Наташа курирует Аэродромный поселок, на учете у нее четыре семьи и 13 детей, которых полицейские взяли под особый контроль из-за ухода из дома, кражи и распитие алкоголя.

        - Последних двоих ребят (им по 16 лет) поставила на учет уже во время карантина, они попались пьяными на улице: девочка гуляла с пивом в руках. Мальчик не рассчитал свои силы, на жаре «развезло», да еще и буянить начал на детской площадке, соседи вызвали полицию, - рассказывает инспектор. – Дети еще могут попадаться случайно, некоторых мы снимаем с учета по истечению времени за хорошее поведение, но со взрослыми такое происходит крайне редко. Большинство на учете годами,  при этом не хотят даже пальцем пошевелить, чтобы исправиться, горазды только хитрить, чтобы никто из контролирующих органов их не беспокоил. Так, одна женщина повесила на ворота замок, как будто в доме давно никто не появлялся, а сама перелазила через забор и пряталась. Все субъекты профилактики писали, что «работать не представляется возможным», так было в течение нескольких месяцев, потом обман обнаружился, и ее лишили родительских прав. Такая вот изобретательная! Лучше бы свою находчивость применила для поиска работы! Её дети жили у бабушки, находиться в доме им было невозможно из-за жутких условий, а алименты мама пропивала. Мальчик и девочка и сейчас у бабушки, она оформила опеку.

      Истории, которыми делится молодой инспектор, не называя имен и фамилий,  произошли в нашем городе, в соседней квартире, в соседнем доме, совсем недавно, впрочем, все они стары, как мир. Вероятно, заглянув на 30-40 лет назад, от таких же сотрудников правоохранительных органов можно было услышать похожие. И, скорее всего, работы в ближайшее время у Натальи и ее коллег не убавится. Если конечно, какой-нибудь мега-мозг не изобретёт таблетку от лени, эгоизма и других людских пороков.

31 мая исполняется 85 лет службе ПДН МВД России. Подразделение по делам несовершеннолетних ОМВД по Черногорску существует с самого основания отдела. Сейчас в штате подразделения 8 инспекторов, которые делят между собой административные участки.

Коллектив ПДН Черногорска высокопрофессиональный, что подтвержают многочисленные награды, и стабильный, практически все инспекторы работают больше 10 лет. Руководит ПДН Елена Сухорукова, которая служит уже более 26 лет.

В 2019 году  ПДН по итогам годовой работы признано лучшим среди подразделений Хакасии.

На учете в ПДН в настоящий момент стоят 52 черногорские семьи и 92 ребенка.

Анастасия ХОМА,

 фото автора

 

«ЧР» № 39 от 28 мая 2020г.

 

Новости по теме: