Сергей Хижняк: - Мне суждено всю жизнь носить погоны

Дата публикации: 20.02.2020 - 19:27
Просмотров - 156

Сергей Хижняк  погоны на плечи надел сразу после школы: сначала было военное училище, потом служба в вооруженных силах, через несколько лет работа судебным приставом, позже стал начальником призыва в военкомате Усть-Абаканского района. Последние 11 лет он успешно трудится в должности заместителя руководителя ОМВД России по Черногорску по работе с личным составом.

Путь в силовые структуры начался с высшего командного училища радиоэлектроники ПВО (Красноярск). Туда его привели слова друга, курсанта училища: «Приходи к нам! Научат из телефона компьютер делать». Действительно, там из ребят лепили не только профессиональных военных, но и технарей, которые в момент могут освоить сложную военную технику и радиолокационное оборудование. Впрочем, навыки и знания, полученные в ту пору, пригождаются Сергею Валерьевичу и сейчас - на раз-два он может починить кухонный комбайн и устранить неполадки в системном блоке компьютера.

Всё это, конечно, давалось непросто, к дисциплине военного училища мальчику, выросшему в теплой домашней обстановке с мамой и папой, пришлось привыкать, стиснув зубы.

 - Помню, как захлопнулись ворота на КПП, когда отец привез меня в училище. Он, а вместе с ним и моё детство, оказались по ту сторону, - вспоминает Сергей Валерьевич. – За пределы училища я смог выйти только через полгода: сначала учебка, потом карантин, да и позже увольнительную надо было заслужить. Если на неделе получали тройки, то командир оставлял в училище.

 

Став курсантом, молодой Сергей переоценил свое представление о мире, о себе, о родителях, которых стал уважать как никогда раньше, по-другому посмотрел на свои возможности, стал ответственнее, самостоятельнее, сильнее.

 - Как-то мы встретились с ребятами, которые учились в гражданских вузах, я приезжал в отпуск в Абакан. Беседа шла для меня в странном ключе. Так поразили их рассуждения, что с одним чуть не подрался. Это была первая половина 90-х годов, и у ребят все разговоры вертелись вокруг того, где и как достать кроссовки, какие-то модные вещи. А я знал только три вида обуви: сапоги, тапочки и ботинки… Один стал жаловаться, что мать его гоняет на дачу и приходится таскать воду из колодца, который находится в 10 метрах от дома… Вот тут я и вспылил: как можно мужику ныть, да еще по такому поводу? Да если мама просит, не то, что можно, а нужно за 3 километра за водой бежать!

В училище Сергей стал понимать, кто такой истинный военный. Комичный образ неотесанного, недалекого солдафона не имеет с ним ничего общего. Настоящий русский офицер никогда не позволит себе грубости, не воспользуется силой не по назначению, а в любой ситуации будет поступать по совести, ценить верность, и сам останется верным своим словам, с честью выполнит долг перед Родиной и семьей.

- Не надо бояться отпускать парней в армию, это закалка, которую должен получить любой мужчина, - уверен Сергей Валерьевич. – Сейчас служат всего год, по-моему, этого недостаточно, не успеваешь прочувствовать службу и ничего понять о себе. Армия дисциплинирует, воспитывает силу воли. обязанность соблюдать субординацию нормальна и даже необходима, пригодится не только тем, кто будет работать в силовых  структурах, но и в гражданских организациях. Субординация обеспечивает порядок во всем.   

 

Армия сделала из домашнего мальчика мужчину, достойного офицерского звания. Он оказался готовым к службе в самых суровых условиях – его направили в воинскую часть, затерянную в степях Забайкалья. Там, за 200 км от Читы, недалеко от границы с Монголией и Китаем, был разбит гарнизон войск ПВО, которые до 1998 года были самостоятельным видом  вооружённых сил РФ.  

Многие молодые офицеры сначала приезжали на место будущей службы без жен, так сказать, на разведку, обосноваться, обжиться, чтобы потом супруге было проще освоиться, привыкнуть к сложным бытовым условиям, правда, не все женщины выдерживали оторванность от «цивилизации», бесконечную голую степь, где в соседях были только тушканчики. Единственное дерево на территории части – тополь – берегли как зеницу ока,  остался в памяти и на фотографиях всех, кто служил в этом месте. 

С первых дней службы в воинской части Сергей Валерьевич старался исполнять свои обязанности без нареканий, правда, промахи были и у него, впрочем, сожалеть о них было бы глупо, ведь так приходят опыт и мудрость, воспитывается сила духа.

Его часть контролировала воздушное пространство от Иркутска до границы с Монголией. Дежурство служащие несли в командном пункте под землей, где помимо командира находилась дежурная смена. При появлении точки на радаре дежурный должен определить её дальность, азимут, высоту, будь это самолет или вертолет. Однажды на экране неожиданно появился неизвестный объект со стороны Монголии, летел он низко. Может быть, это легкомоторный самолет? Но попытки связаться с ним ничем не заканчивались. Сергей Валерьевич, который нес боевое дежурство, решил срочно принять меры. По тревоге в небо были подняты два истребителя. И каково же было изумление пилотов, а потом и самого молодого офицера Хижняка, когда обнаружилось, что это всего-навсего большая стая перелетных птиц (был период миграции). Понятно, что нагоняй тогда Сергей Валерьевич получил серьезный (поднять истребитель в воздух – дело затратное), но разве мог он поступить по-другому?

 

      Будут еще десятки непредвиденных ситуаций – иногда курьезных, иногда тяжелых, как это было 6 декабря 1997 года. Диспетчер из Иркутска передал, что в 14:42 с аэродрома вылетел «Руслан». Прошло несколько секунд, но Сергей Валерьевич, который должен был вести самолет дальше, на радаре его не видел. «Смотри лучше! – кричал оперативный дежурный бригады. – Есть?» - «Никак нет!» Сергей Валерьевич замешкался – куда мог деться самолет? Еще через несколько секунд диспетчер изменившимся голосом сказал: «Не смотри больше… Он разбился». Оказалось, сверхтяжелый военно-транспортный самолет Ан-124  рухнул на четырехэтажный жилой дом сразу после взлета – у него отказали три из четырех двигателей. Погибли 72 человека.

 

    Обстоятельства сложились так, что из армии пришлось уволиться, некоторое время Сергей Валерьевич работал в абаканской службе судебных приставов, в это время успел получить высшее юридическое образование. Правда, позже, когда появилась возможность восстановиться в ВС РФ, стал начальником призыва в военном комиссариате по Усть-Абаканскому и Алтайскому районам, Сорску. Когда во время реформы Сердюкова всех сотрудников военкоматов лишили воинских званий, пришлось сменить место службы. Так Сергей Хижняк оказался в черногорской полиции. Здесь он занимается не только подбором кадров, но и организацией огневой и физической подготовки действующих полицейских.

      Сергей Валерьевич остается верным принципам, заложенным еще во время армейской службы в училище: соблюдай порядок, обязательность и точность во всем, будь верен слову и честен с собой и окружающими.

      Глядя на отца, эти правила приняли как единственно возможные и дети Сергея Валерьевича. Старшая дочь и сын с малолетства знали, что такое строгая дисциплина, что представляет из себя армия, кто такой настоящий военный.

      - Когда дочь поступила в Новосибирский университет, я отправился провожать ее на учебу на поезде. С нами в вагоне ехали дембеля, которые, конечно, заинтересовались ей. Пытаясь красоваться перед дочерью, парни стали рассказывать о своей армейской жизни, вставляя жаргонизмы типа «дневальный», «каптерка». Неожиданно она заговорила на их языке, тоже подпуская привычные им словечки. Ребята, конечно, расхохотались. Дочь объяснила: «Вы два года служили, а я всю жизнь!»

      Удивил однажды и сын, которого Сергей Валерьевич взял на сборы будущих призывников. Мальчишке тогда было шесть. 

     - Перед строем он потянул меня за штанину и сказал: «Пап, а можно, я скомандую?» Я разрешил, и тут он как крикнет: «Равняйсь! Смир-р-рно!» Так послушались его - выполнили команду! - с улыбкой вспоминает Сергей Валерьевич.

     И конечно, семья, как по команде, дружно ждала папу из командировок на Северный Кавказ, которые ему выпало пройти дважды уже будучи замруководителя полиции Черногорска. Жизнь в военно-полевых условиях с заданиями, о которых Сергей Валерьевич умалчивает, стала испытанием даже для военного с 15-летним стажем. Впрочем, он со свойственными ему сдержанностью и стойкостью говорит о командировках как о новом нужном опыте.

    Сейчас перенимает папину военную выправку и впитывает его убеждения младший сынишка. Что ж, если ему тоже суждено надеть погоны, то, вероятно, и он станет достойным высокого звания настоящего русского офицера. Рядом с таким отцом по-другому быть не может.

Анастасия ХОМА,

фото автора. "ЧР" №12 от 20 февраля 2020 г.

Новости по теме: