"Привет, Дубровский, это Маша! Лови, мой фанфик, мейд ин Раша"

Дата публикации: 28.05.2019 - 11:33
Просмотров - 466

(Фанфик – это любительское сочинение по мотивам произведений, в котором автор может предложить продолжение истории или альтернативную версию).

- Наталья Михайловна, а мы сегодня фанфик будем писать? Как по «Дубровскому» делали. Это было так необычно, так увлекательно!

- Что, Соня, понравилось? Нет, выполняем другое задание. Достали рабочие тетради…

Через минуту шестиклассники уже погрузились в работу, а учитель русского языка и литературы школы №19 Наталья Карасёва, в ответ на мой недоумённый взгляд, - фанфик в школе?! – объяснила:

- Помнишь, я тебе учебники по литературе давала читать? Так вот, они нам так с детьми понравились, что часть приёмов я стала использовать не только в десятом классе, а и в шестом. Как видишь, им тоже это интересно.

ЖИВОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ

С Натальей Карасёвой мы встречаемся время от времени. Она рассказывает о новых тенденциях в образовании, успехах своих учеников, а их у школьников немало – то победы в олимпиадах, то стобалльники по русскому языку и литературе. Зная о моём интересе к учебникам по литературе, сообщает, если появляются новинки.

- Привет! Слушай, я на апробацию взяла совершенно удивительные пособия, хочу, чтобы ты почитала, - раздался как-то звонок от Натальи. – Уверена, вот эти-то тебе придутся по душе!

Вскоре два увесистых тома «Русский язык и литература» для 10 класса авторов Анны Михальской и Ольги Зайцевой оказались у меня. Сразу скажу – это, пожалуй, лучшие пособия и для учителей, и для школьников, что я читала. Главное, они на самом деле написаны интересно, с любовью к представленным авторам и с желанием поделиться радостью от чтения поэтов и писателей с учениками. Не муштра и приёмы мнемоники ждут подростков, а интересное путешествие в мир литературы 19 века, причём с регулярным возвращением в 21 век.

Домашние задания интересны не только заядлым читателям, а и ребятам, которые к книгам довольно равнодушны, но имеют увлечения в других областях. Для того чтобы увлечь как можно больше учеников, даются разные виды проверочных работ. Есть классический разбор текста, а есть и довольно оригинальные задания.

Например, такое: «Представьте, что вам надо убедить товарища прочитать стихотворение Ф.И.  Тютчева, которое вам очень нравится. Побудите его к этому. Запишите своё речевое высказывание на электронный носитель. Прослушайте запись. Сделайте необходимые исправления».

Или такой вариант: «Прочитайте отзывы пользователей об «Очарованном страннике». Вступите в диалог с авторами сообщений. Напишите свой пост от чтения любого произведения Н.С. Лескова».

На мой взгляд, мечта, а не задания! При этом, что примечательно, современные средства коммуникации выступают не антагонистами классической литературы, как это часто представляют нам, а соратниками.

Из безусловного новаторства составителей учебника – введение в курс литературы заданий по русскому языку. По сути, беседа о литературных формах, жизни писателей и поэтов, их произведения и теория русского языка тесно переплетены между собой. Читаешь текст и тут же анализируешь его в сетке филологии. Изучаешь, скажем, функции языка в слове, и тут же проверяешь, как это действует на практике. Благодаря чему сухая теория русского языка оживает, становится ближе и понятнее, больше того – приходит понимание, что языкознание это очень интересно!

- Мой опыт показывает, что дети зачастую учебники вообще не открывают, потому что они не интересные, - говорит Наталья Карасёва. - Тем-то и отличается этот учебник, что его читают. Конечно, не все. Но так и не бывает, чтобы всем нравилось.

Кстати, одиннадцатиклассники 19-й школы, которые в прошлом году учились по новому учебнику, также высоко оценивают пособие.

- Хорошо, что есть совмещение частей русского языка и литературы, - поделилась мнением Анастасия Блинова. - Мы прочитали текст, и тут же получаем задания по русскому языку. И это интересно тем, что когда потом читаешь книгу, то начинаешь обращать внимание на русский язык, где запятые расставлены, как предложение создано. А когда просто читаешь книгу, на это не обращаешь внимания. И кстати, именно после этого учебника я стала замечать детали, как устроено предложение.

В преддверии Года литературы Президент России Владимир Путин говорил: «Русская классическая литература, эталонный русский язык всегда были и остаются основами духовных ценностей. Они необходимы, чтобы мы понимали друг друга не только на уровне простейшей коммуникации и сиюминутных потребностей. Это связь с историей и культурой своего народа и сопричастность к судьбе Отечества, то, что объединяет людей в нацию. Мы должны сделать все, чтобы знания классической и современной литературы, грамотная речь стали неотъемлемой частью жизни страны, по сути, правилом хорошего тона, чтобы это стало модным, чтобы об их сохранении и развитии заботилось все наше общество».

Учебное пособие, о котором идёт речь, в достаточной степени способно помочь выполнить это пожелание.

Из минусов учебника могу отметить, что, к сожалению, из курса пропали такие писатели как Короленко или Куприн. Практически ничего не сказано о литературных школах и спорах 19 века, а без этого всё же понять иные произведения сложно. Да, собственно, нет и исторического фона эпохи. Так что в этом отношении – вся надежда на учителя. К сожалению, провальной оказалась попытка выбраться в область философии. Но не доглядели редакторы, и древнегреческий философ Гераклит вдруг стал латинским Горацием. Теодицея превратилась в вопрос веры и неверия. Жаль. Хотя идея-то сама по себе отличная!

 

К ПРАКТИКАМ ВЗЫВАЕМ

Надо сказать, что учебники Михальской и Зайцевой появились в черногорской школе неспроста. Это заслуга Натальи Карасёвой. Много лет она активно сотрудничает с Хакасским институтом развития образования и повышения квалификации. Выступает экспертом на различных тематических всероссийских порталах. Как итог, два года назад издательство «Дрофа» выпустило учебник и по просьбе авторов разослало бесплатные комплекты в некоторые школы России для апробации учителям. Среди черногорских учителей выбор пал на Наталью Карасёву.

Прошлый учебный год она вела занятия десятиклассников именно по этим пособиям. Летом состоялся всероссийский круглый стол, посвящённый обсуждению опыта обучения по учебникам. От Хакасии выступала опять же наша черногорская учительница Наталья Карасёва.

- Учебник мне понравился, - подчеркнула Наталья Михайловна. - То, что мы сами нарабатывали в течение многих лет, здесь содержится в концентрированном виде. В этом учебном году по пособиям работала моя коллега, ей они тоже пришлись по душе. У нас очень творческий коллектив педагогов и дети замечательные. Но учиться по этим учебникам, наверное, могут не все. Он, думаю, рассчитан на углублённое изучение русского языка и литературы. И у меня появилась идея на следующий учебный год ввести такой курс для своих детей. 

Сегодня сложилась хорошая практика, когда издатели, авторы учебников встречаются с учителями, рассказывают о новинках, выслушивают комментарии и замечания, в итоге могут скорректировать пособия. Такая обратная связь позволяет создавать более качественные пособия и, конечно, даёт возможность педагогам обменяться опытом, интересными находками.

- Сейчас мы стоим на перепутье, - продолжает Наталья Михайловна, - та линейка учебников, по которым мы занимаемся, не соответствует требованиям времени. Я поработала год по этому учебнику с детьми и вижу, что ещё надо было бы внести в него, чего не хватает, что можно скорректировать, а что и убрать, чтобы стало ещё интереснее и понятнее. И главное – нас слышат, принимают.

 

ВЕРДИКТ ПРОФЕССИОНАЛОВ

И всё же главными экспертами учебников являются школьники. Именно они могут сказать – интересные пособия или нет, помогают лучше понимать материал, или напротив, запутывают читателя. Потому-то, прочитав пособия, поговорив с педагогом, я отправилась на встречу с одиннадцатиклассниками, их мнение услышать крайне интересно.

В экспертную группу вошли ребята, которые искренне любят книги, понимают их – это Семён Загородний, Юлия Большанина и Анастасия Блинова. По общему мнению – учебник получился интересным и полезным. Он смог передать душу литературы. А дальше мы поговорили вообще о литературе, её месте в жизни ребят, любимых книгах и проблемах современных уроков в школе.

Ю.Б.: Литература – это огромный мир, он помогает увеличить словарный запас, мы учимся правильно говорить, правильно строить предложения, становимся грамотными людьми, не косноязычными. А это очень важно. В книгах я встречаю порой интересные фразы и беру их себе.

А.Б.: Считаю именно книги формируют культурный уровень человека, даже философское мышление. А еще интересно, когда литературный герой читает какое-то произведение, и автор описывает его мнение. А ты думаешь – хм, я эту книгу не читала, надо обязательно найти! Интересно прочитать её и сопоставить своё мнение с тем, что думал герой первой книги. У меня такое сложилось не только с литературой, но и музыкой. Например, в книге герой слушает определённую музыку, размышляет о ней. Я тут же себе ставлю заметочку: надо найти, послушать, должно быть интересно. То есть литература реально обогащает жизнь.

Готовясь к экзаменам по литературе, перечитывая произведения, которые читались до этого, их воспринимаешь иначе. Раньше ты просто не понимал текст, а сейчас, например, я перечитываю «Мёртвые души» - и уже совершенно другой взгляд. Ты учишься углубляться в текст. Начинаешь обращать внимание на детали. Примечательно, когда Чичиков ездил по помещикам и заехал к Собакевичу, там его встретила жена Феодулия Ивановна и, она пихает ему в лицо руку, обмазанную огуречным рассолом.

Если не вдумываться, то непонятно, ну что в этом такого, ну рука, ну рассол… А спустя время, перечитывая текст, я поняла весь комизм ситуации: Гоголь прекрасно показал, как жена хотела выглядеть перед Чичиковым светской дамой, а руки-то в рассоле! Да ещё и не подаёт элегантно руку, как положено по этикету, в «впихивает» чуть не в лицо. Такие открытия в тексте – это замечательно! Тогда становится гораздо интереснее читать, ты начинаешь вдруг понимать автора.

Н.К.: Вот ради кого надо ходить в школу! Когда видишь, как ребёнок вдруг открывает для себя мир литературы, – это лучшая награда учителю. И когда он тоже начинает переживать, что книга заканчивается, а хочется читать ещё и ещё. Когда ему становится это всё интересно и понятно.

В.К.: Даже фанфики? Кстати, а как вы относитесь к таким сочинениям, продолжениям книг?

С.З.: Мне интересны фанфики, но я считаю, что всё должно иметь предел. Глумиться нельзя, надо с уважением относиться к автору и его книге. Но иной раз хочется переделать концовку, самому написать продолжение. Это есть.

Ю.Б.: Да, автор закончил произведение определённым образом. Он так видел. Но и я вижу развитие сюжета, может, по-другому. Я не претендую на статус писателя, но мне интересно пофантазировать. Это мои размышления для меня. Но не навязывание своего мнения другим.

А.Б.: Не думаю, что это плохо. Это просто другая книга. Например, у Дмитрия Быкова всегда нестандартное мнение о книгах других авторов. И почему бы этому мнению не быть? Если, конечно, его не навязывают как единственно верную точку зрения. Мне нравится манера подачи у Быкова, его видение. Кому-то не нравится. И это нормально. Было бы скучно, если бы все думали одинаково.

В.К.: Каким бы вы хотели видеть идеальный учебник, идеальный курс по литературе?

А.Б.: Думаю, что тут  дело даже не в учебнике по литературе, а в целом в школьной программе, в которую совершенно не включаются произведения современных авторов. Честно говоря, долгое время я считала, что современная литература в России очень низкого качества, по сути, её нет. Не знаю, почему сложилось такое мнение, я её фактически не понимала и не читала. Но не так давно ездила  в образовательный центр «Сириус». И там были настолько интересные встречи, семинары, анализ произведений, позиций авторов, словом, то, что в школе вообще не затрагивается. Мне стало интересно читать книги Водолазкина, Улицкой, Быкова, Дины Рубиной.

И из-за школьного курса литературы такое стереотипное мнение сложилось не только у меня. Я разговаривала с ребятами из других регионов, у всех так. Есть такое расхожее: «А зачем читать современную литературу? Есть классика, её хватит». Хотя нужно по-другому смотреть.

Ю. Б.: Здесь многое зависит от учителя. Насколько он может дать современную литературу, хочет ли. В состоянии ли заинтересовать учеников.

С.З.: Мне бы хотелось не просто учить некое произведение, а узнавать какие-то интересные факты, смотреть иллюстрации, картины, связанные с ним. Или поговорить об экранизациях. Чтобы было фоновое сопровождение. Не просто прочитал – и всё, а увидел, как произведение стало жить дальше, какое влияние оказало на другие виды искусства. Чем оно запомнилось  современникам, потомкам. Смотреть, как оно было встроено в контекст эпохи. Может, какое-то произведение современники вовсе пропустили мимо, не поняли, отвергли, а оно зазвучало спустя многие годы. Это же интересно!

А.Б.: Кстати, да. До подготовки к экзаменам я как-то книги не связывала с историей, они шли параллельно, не пересекаясь. А потом вдруг озарило – нельзя читать книгу, нельзя её понять, если не знать конкретную историческую эпоху, те события, обстановку, дух времени.

Н.К.: Я всегда говорю, мол, жил Лермонтов, но в то время жил и Пушкин! А у нас литература даётся линейно, сначала один, затем другой, каждый, как в вакууме, но они же все пересекались, спорили, ссорились или дружили. Помогали друг другу или вредили. Это тоже интересно. Так оживают книги и эпохи.

Ещё проблема – отсутствие современных  технологий. У нас нет мультимедиа. Только в одном кабинете, но туда сложно пробиться. Я не могу показать детям фильмы, картины и т.д. А ведь это имеет кумулятивный эффект.

А.Б.: Помню, мы учились со второй смены, включили компьютер, на улице темно, а тут Вий, другие герои. Такое погружение в Гоголя получилось, что ух! Перенесённость полная!

Н.К.: Дети у меня умницы! Искусством интересуются, и это несмотря на то, что класс с физико-математическим уклоном. Но какая физика без лирики?! Помните, года три назад говорили, что может вообще убрать литературу из школьной программы в старших классах. Так мои сразу на дыбы встали! Как это?! Как без литературы?!

С.З.: Я неожиданно для себя открыл такой жанр как манга, это японские книги, там есть и текст, и рисунки. И мне понравилось.

А.Б.: Да! У меня тоже был стереотип, мол, комиксы ерунда. Зачем текст превращать в иллюстрацию. А потом в «Сириусе» сломали это представление, я начала читать и поняла, тут есть что-то своё, занимательное и увлекательное. Там много жанров, много направлений, и это тоже интересно!

С.З.: Очень интересные манги у Хаяо Миядзаки. Его читают и смотрят во всём мире. «Ходячий замок» очень популярен. Там своя философия, не такая, как в привычной нам традиции.

Ю.Б.: У меня настольная книга – романы Паоло Коэльо. Не знаю, может в будущем изменится приоритет, но сейчас я открываю всё новые глубины у него. Наталья Михайловна на уроках нам часто говорит, что со временем меняется восприятие книги. Я тоже это заметила. То, что читала года три назад, сейчас воспринимается совершенно по-другому.

На днях поймала себя на мысли, что возникло большое желание перечитать «Войну и мир», и уже начала, правда из-за экзаменов пришлось притормозить, но летом продолжу. 

А.Б.: Литература – это больше, чем просто прочитать книгу, это жизнь. Недавно мне дали «Богача и бедняка» Ирвина Шоу. Очень интересно. Тем более что, читая книгу, я одновременно занимаюсь английским. Интересно следить за тканью текста. Читаешь русский перевод, и видишь, что он настолько беден по сравнению с языком оригинала. Читаю текст на русском, но вижу, как он был построен на английском языке. И хочется уже читать на английском. Я именно тут поняла, что переводные фрагменты у Толстого тоже лучше читать в оригинале. Недаром же он давал именно французскую речь, а не русскую. Она для эпизодов больше подходила.

Вот есть переводы Шекспира Пастернаком. Хорошие стихи, но… читаешь в оригинале и видишь, что они другие всё же. И хочется узнать все языки, чтобы читать в оригинале.

О многом мы поговорили с выпускниками школы. О грамотности и желании читать, засилье иностранных слов и зачастую неуместном их применении. И всё же главный вывод в том, что эти ребята, к слову сказать, ни один из них не связывает своё будущее с филологическим факультетом, любят литературу, понимают её, а значит, общество вдумчивых читателей не вымирает, как иной раз, прогнозируют неведомые социологи. И это день за днём делом доказывают такие же юные россияне, как и герои нашего материала – Юля, Семён, Настя.

На фото Наталья Карасёва с учениками Семёном Загородним, Юлией Большаниной и Анастасией Блиновой

Валентина КОРЗУНОВА,

фото автора. «ЧР» №41 от 28 мая 2019 г.

Новости по теме: