И небо в розовых брызгах, и радуга после дождя

Дата публикации: 06.05.2019 - 08:09
Просмотров - 384

ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА, ПРЕДАННОГО ДЕЛУ, ВСЁ ПО ДУШЕ НА УГОЛЬНОМ РАЗРЕЗЕ

Водитель БелАЗа разреза «Черногорский» Светлана Лучникова живет в окружении цветов.

Уютный дом в частном секторе уставлен фикусами, пальмами, антуриумом и другими комнатными растениями с трудно произносимыми названиями типа кротон, спатифилум, сциндапсус.

Летом она много свободного времени проводит в своем огороде, каждый сантиметр которого используется под плодовоягодные и овощные культуры. Тяга к земле настолько сильная, что на «полевые работы» Светлана выходит и в дождь, и даже ночью, надевая налобный фонарик.

Одинаково изящно эта хрупкая молодая женщина работает граблями, крутит руль огромного самосвала, колдует у плиты на кухне, держит осанку на конных прогулках… Кажется, нет дела, которое Светлане

не по плечу. Но ни карьер угольного разреза, ни домашнее хозяйство с постоянной растопкой котла, ни работа в огороде не сломили ее врожденную женственность. Как удается сохранять красоту и безмятежную улыбку вкупе с душевной гармонией, оставаясь большой труженицей, передовиком производства и замечательной мамой? Об этом наш разговор.

 - Дамы за рулем 220-тонных БелАЗов даже в наш век женской эмансипации вызывают удивление, у кого-то - непонимание и недоумение. Как вас занесло на разрез?

 - До появления дочери я работала мастером в цехе по производству полуфабрикатов в Абакане, работа была тяжелой, 12-часовая смена, при этом пятидневка, уезжала рано, приезжала поздно. После декретного отпуска, который длился два с половиной года, долго трудится в таком графике не могла. Хотелось больше времени посвящать семье.

И тут младшая сестра заявила, что папа нашел ей работу – на разрез набирали женщин, которые смогут управлять БелАЗом. Я сказала: «Тоже хочу!» Мы записались на собеседование.

Я не первый раз была на разрезе, там работал папа, тоже управлял БелАЗом, правда, маленьким – 30-тонным. Как-то однажды он взял меня в кабину, кажется, мне было лет 14, и до того мне понравилось держаться за руль, что каждый день я засыпала с мыслью: «Вырасту, сдам на права и тоже пойду работать на разрез!»

И вот я вновь на разрезе… Сразу вспомнила ту экскурсию с отцом, сердце радостно забилось. Появилась уверенность в том, что мое место здесь. Нам показали 121-й БелАЗ, он так громко взвыл при запуске! Может, думали, мы напугаемся и убежим… А я в это время про себя говорила машине: «Скоро мы с тобой встретимся!» Так и получилось: на ней я работала первые полтора года.

 - Вас приняли в первом потоке женщин-белазисток?

 - Сначала получила отказ, причину мне не объяснили, что меня очень расстроило. Я настаивала, что сделаю все возможное, чтобы водить самосвал, но мне четко дали понять, что шанс есть, если только кто-то откажется. Повесила трубку. Через минуты две перезванивают: «Одна женщина отказалась, ваша кандидатура одобрена руководством». Так мы с сестрой оказались в коллективе разреза «Черногорский», прошли обучение, стажировку в течение месяца, только потом нам  доверили руль. У меня не было никаких сомнений, что эта работа для меня. 

 - Папа, наверное, невероятно горд дочерями?

- Конечно! И папа, и мама. Они очень давно вместе. Я старшая из семерых детей, появилась, когда маме было всего 18-ть. Не знаю, почему, но в детстве я любила ковыряться с папой в гараже, ходить на рыбалку, бегать по крышам, кататься на велосипеде, в общем, была пацанкой. В 16 лет получила права категории «А» и выпросила у папы мотоцикл «Планета». Он долго не разрешал отцеплять коляску, сначала ездил со мной на заднем сиденьи. Потом удостоверился, что я хорошо освоилась в роли водителя, коляску сняли.

Рев мотора, особенно после зимы, когда наскучаешься по мотоциклу, вызывал у меня восторг до дрожи в коленках. По Черногорску гоняла, даже будучи в ожидании первого ребенка. Родители реагировали спокойно, давали мне право выбора, за что я им признательна и стараюсь такой же стратегии придерживаться в отношении детей.

 - Считаете, что женщины водят машины так же хорошо, как мужчины?

 - Конечно, дело вовсе не в том, какого пола водитель. Женщины могут прекрасно освоить искусство управлять автомобилем, главное – желание. И еще, никогда нельзя расслабляться, я предельно внимательна не только за рулем БелАЗа, но и легковой машины. Никакого дискомфорта, когда пересаживаюсь после смены на свою кроху, нет. Путалась только, когда была иномарка с правым рулем: там поворотники с другой стороны, все время дворники включала. Да и ощущение немножко другие – едешь как на санках.

 - 5 лет вы уже на разрезе. Не тяжело? Не угнетает пейзаж, который каждый день наблюдаете из кабины? Кажется, такой барышне, как вы, не место в карьере…

 - Конечно, работа у нас нелегкая, но пейзаж ни в коем случае не угнетает. Наоборот, пейзаж прекрасен! Особенно люблю рассветы на разрезе, когда работаю в ночную смену. Фотографирую небо в розовых брызгах рассвета и радугу после дождя… Рабочий борт карьера мне напоминают скалы на юге.

Маршруты, конечно, разные, бывают очень тяжелые, с крутыми поворотами, еще и погода не всегда благосклонна. Иногда почти экстремальные условия – дождь, снег, хотя наша безопасность всегда на первом месте. К примеру, в гололед движение останавливается, пока не сделана подсыпка. Летом дорогу поливают, пыль прибивается.  Жара – самое трудное время. 

Я долго шла к тому, чтобы наконец найти дело по душе. Сначала училась на портного, но когда родился сын, учебу пришлось прервать, училище так и осталось неоконченным. Конечно, навыки портного мне пригодились, шила рубашки сыну, платья - дочке, но понимала, что это не моё. Попробовала работать продавцом, потом ушла на производство полуфабрикатов. Работа на разрезе мне в радость, я даже просыпаюсь перед сменой легко, собираюсь в хорошем настроении. Радует  стабильная, достойная зарплата, социальные гарантии. Этим летом дочь за  счет предприятия едет в санаторий «Красноярское Загорье»,  я недавно отдыхала в Белокурихе, первый раз в жизни была на курорте.

 - Разве у вас нет возможности баловать себя отпуском на морях?

 - Всему свое время. Желание и возможность путешествовать есть. Летом мы часто выезжаем на природу, в нашей родной Хакасии тоже много прекрасных мест, нам нравится с палаткой ночевать на берегу озер или рек.

А если говорить об отдыхе, то большое удовольствие мне приносит работа в огороде, я заряжаюсь от земли, от растений. Потом делаю соленья-варенья. Кстати, угощайтесь компотом! Он из вишни, смородины, облепихи …

 - Смотрю, вы фанат  и домашних цветов – всё ими заставлено! И каждый листочек блестит, пышет здоровьем. Получается, любовь к ботанике в вас гармонично живет с любовью к механике. Подозреваю, что и в машинах разбираетесь неплохо.

- Мелкий ремонт могу делать сама даже в БелАЗе, к примеру, почистить контакты. В своей легковушке тоже – и масло долить, и колесо поменять. Кстати, помню свой первый опыт замены колеса, когда машина чуть не упала с домкрата – упор плохой сделала. Потом уже руку набила, меняла без проблем. Однажды завезла дочку в садик и заметила, что спустило колесо. Длинная юбка, каблуки… А что делать? Просить о помощи было некогда, торопилась. Да и зачем? Сама справилась. Правда, как-то раз мне решил помочь мужчина, хотя я его не просила.  Не заметила, как он подошел, отодвинул меня и взялся за работу.

  - Ангелина учится в 4 классе. Многие родители детей такого возраста считают маленькими, несамостоятельными, возят на машинах от двери до двери. Как справляется дочка, пока вы на работе?             

 - Сейчас могу положиться на старшего сына Серёжу, он хранитель очага, но было время, когда мы остались с ней вдвоем (сын служил). Я ей наготавливала, протапливала дом, научила подкидывать уголь в печку. Она приезжала из школы, которая находится на другом конце города, грела себе обед. И сейчас каждый день уезжает на 6.50. По выходным Ангелина ездит в модельную школу в Абакан. Конечно, я переживаю, но когда я дома, мы постоянно на связи.

Сереже 20  лет, сейчас он хранитель очага, планируем с ним сделать пристройку к дому. А вообще хочу построить дом с нуля. Опыт строительства есть, с мужем начинали жить в крохотном доме: кухня с печкой и комната. Потом достраивали его, сами клали кирпичи, штукатурили, вставляли окна, двери, укладывали трубы. В общем, понимаю что к чему. Получилось приобрести квартиру – немного подкопила, часть денег взяла в банке. Теперь детям будет от чего «плясать» в самостоятельной жизни.

- Между детьми большая разница – 10 лет. Наверное, посвящали себя работе и  строительству дома.

 - Долго не могла решиться на второго, почему-то считала, что не смогу полюбить его так же, как первого сына, к которому с его первого вздоха питаю самые нежные чувства. Когда он подрос, возникло сильное желание родить дочку. К счастью, появилась на свет Ангелина.

- А во время рейсов детям можно позвонить? Представляю, как вы волнуетесь за девочку…  

- Во время движения ни на что отвлекаться нельзя, в том числе на телефон, должно быть полное внимание на дорогу. Остановки делать без причины запрещено, но в рабочем процессе бывают моменты, когда можно воспользоваться случаем и если есть связь (она в карьере бывает не везде), могу набрать номер дочери.

 Стараюсь даже после смены уделить внимание дочери, проверить домашнее задание. А вообще дети у меня самостоятельные, знают, что не только о себе нужно беспокоиться, но и о животных, тем более что дочь сама просила и собаку (было решено подарить на день рождения тойтерьера), и кошку, и черепашку. Были у нас попугайчики, чирикали на весь дом, приходилось накрывать их покрывалом, чтобы дали отдохнуть перед сменой. Сейчас дочкин любимец – маленький белый кролик, которого она выгуливает в парке на поводке. Бегает с ним по газону босиком. Много ли надо ребенку для счастья, да и нам всем? Только доброе слово, здоровье близких и любимая работа. 

Анастасия ХОМА,

фото автора 

и из архива

Светланы Лучниковой  

Новости по теме: