Помахать рукой козерогу

Дата публикации: 12.07.2018 - 14:45
Просмотров - 90

В сборнике «Две ночи» Юрий Казаков писал: «Коротко в России лето, но всегда, когда ждёшь его, предвкушаешь – таким бесконечным, жарким, светоносным кажется оно, а придёт – то погода никак не налаживается, то холода, то циклоны, ветры… Мелькнёт, и нет – это Пушкин заметил – оттого и грусть».

И верно, погода  устраивает сюрпризы, похлеще фокусника в цирке – то жара, то ливни, то ветер, то град. Но всё же лето в разгаре, и грешно упускать возможности, которые оно дарит.

Нередко от приятелей из других регионов страны приходится слышать вопрос: «А что у вас в Хакасии самое интересное? Такое, чего нет в других местах?» И тут только знай – рассказывай! Ведь посмотреть, поездить у нас много где можно. И всё же, одно из самых любимых моих мест, которое всегда предлагаю друзьям, – путешествие по водной части «Саяно-Шушенского» заповедника.

За три-пять дней, в зависимости от типа экскурсии, можно увидеть столько, что потом месяцами рассказывать не посвящённым знакомым о красотах великого Енисея, удивительных Саянах, редких животных, которых ты увидел во время путешествия, ведь не забываем – это заповедник! И, конечно, навсегда в памяти останутся встречи с прекрасными и интересными людьми, сотрудниками «Саяно-Шушенского».

ДРУЖНАЯ КОМАНДА «НУ, ПОГОДИ!»

На фото надежный капитан Волков

Именно так, экипаж «Ну, погоди!» называют команду катера «Амыл» с отличным и очень опытным капитаном Николаем Волковым и его сменщиком Александром Зайцевым. Безумно рада, что довелось совершить с ними поход: здоровенный, высокий Зайцев и щуплый Волков, с мудрыми глазами и таким опытом работы на реке, что, ровесников его, пожалуй, уже и не осталось. А главное, с такой любовью к Енисею, к своему катеру, к заповеднику, его инспекторам и научникам, к каждой животине, обитающей в воде, на земле и в небе, что и найти сложно.

Николай Волков больше сорока лет на реке, причём значительную часть работал в крайне сложных условиях верховьев Енисея, с его порогами и перекатами, пассажирскими катерами и ежедневными рейсами. А затем жизнь с болью в сердце от развала огромной и мощной Красноярской флотилии, распила рабочих судов на металл, а то и вовсе их выброса на берег, где и сейчас догнивают останки «Зари», напоминая о прежних временах. От того, что по бывшему Енисею, по которому прежде ходили от Тувы до Ледовитого океана, теперь  остался лишь фрагмент по Саяно-Шушенскому водохранилищу, да и там попробуй пройди! Если от бездумно затопленной тайги до сих пор идут приветы в виде настоящих полей плывуна.

Представляете, что значит идти на катерке с довольно тонкими стенками корпуса по километровым деревянным полям?! Когда не знаешь, воткнётся ли тебе в дно коряга лиственницы, чья крепость твёрже железа, или не погнёт ли винт очередной утопленник. Всякое было за эти годы – и погнутые винты, и трагедии. На его глазах оскудевал Енисей, там, где прежде водились метровые осётры, хариусы, таймени, налимы, теперь остались лишь лещи да окуньки, да и те заражённые. Увы, река очень болезненно переносит своё резкое переустройство.

Но при этом Николай умудрился не обозлиться на весь мир, а сохранить веру в то, что его Река всё же будет жить долго. Честно говоря, не представляю капитана Волкова в роли балагура, да и душу он первому встречному не откроет, но если уж попал собеседник с ним на одну волну, то только знай ловить информацию!

По Сибирскому тракту

                 я сегодня поеду,

Заведу с егерями

                 простую беседу.

Не спеша, да не споря,

        по законам таежным,

Пусть расскажут они

        о своем неотложном.

Так пел некогда сибирский, теперь московский автор Сергей Матвеенко, и слушая эту песню, сразу в памяти всплывает морщинистое лицо, умные глаза, жилистые руки и тихий голос капитана Волкова.  

ИНТЕРНЕТ НА ДАЛЁКОМ КОРДОНЕ

Большая часть территории заповедника труднодоступна. До самого дальнего кордона – 50 километров от точки высадки на берегу Енисея. Хотя все кордоны оборудованы по последнему слову техники: свет, вода, газ, интернет. Почти везде установлены солнечные батареи. Это, конечно, вариант совершенно не бюджетный, стоимость оборудования, обслуживания высока, но зато инспекторы имеют возможность жить в цивилизованных условиях.

- Солнечные батареи установлены на трёх кордонах – «Керема», «Кургол» и «Шугур», - говорит системный администратор «Саяно-Шушенского» заповедника Дмитрий Крамаренко. – Но для подстраховки есть и поддержка дизель-электростанции, она заводится в автоматическом режиме, если не хватает ресурсов солнечных батарей, например, нет солнца нередко зимой, ведь световой день короткий, или пусто в аккумуляторах. На «Голой» работает маленькая гидроэлектростанция 2,5 кВт.

Конечно, энергоёмких приборов на кордонах нет, но самое необходимое оборудование на месте. Первая реакция гостей, которые попадают в гостевой дом на «Шугуре», - ошеломление. Представьте, скалы, горы, река и вдруг уютный деревянный домик. В холле стоит телевизор, включаешь его и – пожалуйста, смотри программы «Нэшнл джеографик» о заповеднике! Хотя, конечно, если уж попал в Саянские горы, то животных лучше наблюдать в природе.

Кстати, предвосхищая ехидные вопросы, мол, а откуда лесники-инспекторы стволы для домов брали, не из заповедной ли рощи? Отмечу, что все грузы, включая брёвна для домиков на кордонах, привозили на баржах или катерах. Так что в заповеднике забота о природе не на словах, делом её подтверждают. Зато и благодарят звери, птицы и прочие чешуйчатокрылые да педипальпчатые за такое отношение разнообразием видов и хорошим размножением.

ПОБОЛЕТЬ ЗА СКОПУ

Ведь чем привлекательна эта экскурсия – путешествие в несколько сотен километров проходит по Енисею, а берега-то заповедные! Иначе говоря, кроме инспекторов и научных сотрудников людей там больше быть не должно. Экскурсантов в горы не пускают, их дело с реки на берега смотреть, выискивать животных среди камней и скальных осыпей. Конечно, бывают браконьеры, но это общая беда всех заповедных мест. С ними борются, их ловят, но жажда наживы сильнее страха. Ведь покупатель хорошо платит за струю кабарги или медвежьи лапы. Да и наказание за браконьерство не столь велико, чтобы серьёзно отпугнуть живодёров.

Но всё же, невзирая на опасности животный мир в Саянах радует изобилием. С борта катера можно невооружённым взглядом наблюдать, как прыгают по склонам козероги и их маленькие козерожки. Как выходят на водопой олени. Если очень повезет, то застанете даже хозяина тайги – медведя.

Заместитель директора по экологическому просвещению, туризму и рекреации  «Саяно-Шушенского» заповедника Альбина Скляр рассказывала, что удачливые туристы любовались и фотографировали гордых маралов и сибирских косуль, даже кабаны выходили к гостям заповедника.

А каких только птиц вы увидите за время путешествия! Смешные и чуточку нелепые бакланы, сидящие на плывущих корягах и возмущённо цепляющиеся лапками за плавник  от набежавшей от катера волны. Деловитые крохали, ярким пятном скользящие над водной гладью. Над горами порой гордо реют огромные беркуты и орланы-белохвосты.

Как-то удалось увидеть скопу, занятую охотой. Зрелище незабываемое! Заядлые болельщики, способные часами наблюдать, как парни по полю гоняют мяч, должны меня понять, когда я вот так же, не отрываясь, смотрела, как охотилась эта хищная птица, и болела за неё. Во-первых - скопа очень красива, белая грудка, размашистые крылья уже привлекают внимание. Но то, как она охотится, не может не вызвать восторга.

Кажется, вдруг из ниоткуда, с неба, падает комок перьев, летит камнем прямо в воду, думаешь, ну всё, погибла птица. Ан нет, каким-то чудом скопа умудряется затормозить над поверхностью, перейти из вертикального в горизонтальный режим полёта, а по дороге ещё умудриться запустить лапы в воду и вытащить их оттуда уже с зажатыми в когтях рыбинами. Рассказывали, что эта красавица ещё и нырять умеет, с высоты уходит ласточкой в воду и выныривает с добычей. К сожалению, такой сценки увидеть пока не пришлось, но надеюсь, что в будущем всё же стану свидетелем ныряющей красавицы.

В «Песнях чёрного дрозда» Вячеслав Пальман писал: «Заповедниками надо дорожить хотя бы потому, что их так мало. И потому, что они важны для нации. Ничего не должно меняться на заповедной, охраняемой земле. Ничего! Пусть здесь стоят, как и прежде, древние могучие леса, шелестит степной ковыль, текут чистейшие ручьи и реки, размножаются в природных условиях дикие звери, птицы и рыбы. Нетронутые участки природы с устойчивыми законами развития помогут будущим поколениям не по книгам, гербариям и чучелам, а воочию увидеть то, что было до них сто, пятьсот, тысячу лет назад, — увидеть и сравнить с тем, что есть».

И вслед за ним повторяю – заповедники должны жить! Со своими животными и растениями, ручьями и горами, чтобы мы могли хоть иногда видеть, какой была земля без человека. И быть может, после экскурсий туда задуматься – а что каждый из нас может сделать для сохранения природы?

Валентина КОРЗУНОВА, фото автора. «ЧР» №52 от 10 июля 2018 г.

 

Узнать об экскурсиях можно по телефонам заповедника «Саяно-Шушенский»: 8 (39139) 3-18-81, 3-23-00, или задать вопрос, написав письмо по электронному адресу: zapoved7@yandex.ru

Новости по теме: