Туран православный

Дата публикации: 03.07.2018 - 17:30
Просмотров - 118

«Слушай беззвучие…», - именно эти слова из романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» пришли на ум в первый день моего пребывания в тывинском Туране. Меня поразила удивительная тишина, царившая в этом городке. Именно в такой тишине начинаешь понимать, как прекрасен мир, созданный Богом.

Навстречу солнцу и Тыве

Когда старшая сестра женской монашеской общины в Черногорске монахиня Екатерина (Соловьева) предложила мне поехать в Тыву, куда ее пригласил архиепископ Кызылский и Тывинский Феофан, я не раздумывала. Поездка относилась к разряду паломнических, нам предстояло встретиться с монахинями, священнослужителями, увидеть новые храмы.

В первую очередь матушка попросила благословения у Высокопреосвященнейшего Ионафана, архиепископа Абаканского и Хакасского, и мы отправились в путь. Дорога в соседнюю республику долгая и утомительная, но очень красивая. Торопиться нам было некуда, и мы часто останавливались, чтобы сфотографироваться и полюбоваться величием первозданной природы. Спящий Саян, прикрытый искрящимся снегом, «Енисей-батюшка», бегущий вдаль навстречу утреннему солнцу, живописные и опасные перевалы…

Если честно, я ожидала увидеть город размером хотя бы с Черногорск, но Туран напоминал, скорее, село. Дома сплошь деревянные, одноэтажные. По улицам разгуливают коровы, правила дорожного движения мало кто соблюдает, по крайней мере, пешеходы. Идут прямо по дороге, а ребятишки тут же, не обращая внимания на проезжающие машины, гоняют на велосипедах. На выезде из населенного пункта, если приглядеться повнимательнее, можно заметить маленькую веселую речушку. На карте это река Туран, хотя местные прозвали ее Туранчиком.

Туран (в переводе с тюркского языка означает «солончак») – первое русское поселение в Тыве, административный центр Пий-Хемского района республики. Основан русскими переселенцами в 1885 году. В настоящее время население Турана составляет порядка 5 тысяч человек, больше половины из которых - русские.

«Русский» значит «православный»

Остановились мы на территории храма в честь святого равноапостольного князя Владимира, открытого в 2016 году. Белоснежный, с золотыми куполами, он казался маяком на затаившейся между причудливыми холмами местности. Здесь по благословению правящего архиерея создается женская монашеская община. Сегодня в ней пока еще две сестры.

У центральных ворот нас встретила инокиня Емилия, очень приветливая и улыбчивая. Накормила гостей вкусным обедом – в этот день она была дежурной по кухне, разместила в паломнических кельях.

Матушка приехала сюда из Владимирской области, там она несколько лет подвизалась в Стефано-Махрищском монастыре. Созидание монашеской общины - задача непростая, особенно с учетом территории. В миссионерской зоне не то что монастырь, приход собрать трудно. На воскресной Божественной Литургии молящихся не так много, молодежи практически нет. Постоянных прихожан легко пересчитать по пальцам.

Если даже городские храмы в будни стоят почти пустыми, что уж говорить об отдаленных населенных пунктах. Тем более тывинский народ далек от православной веры, коренное население в своем большинстве исповедует буддизм. Хотя Туран в силу своего русского «происхождения» всегда отдавал предпочтение православию.

Его главная достопримечательность – храм святителя Иннокентия Иркутского, на территории которого расположен новый храм в честь равноапостольного князя Владимира, был возведен в 1914 году. После тяжелого периода гонений на Церковь, в начале 1990-х годов, он восстановлен на средства местных жителей. Сегодня в нем по-прежнему совершаются богослужения.

По словам сестер-инокинь, прихожане, особенно старожилы, очень любят старый храм, заботятся о его чистоте и благоукрашении. Действительно, храм по-домашнему уютный и простой, несмотря на временное отсутствие куполов и крестов. Про такие обычно говорят: «Намоленный». Когда мы с монахиней Екатериной вошли внутрь, первое, на что обратила внимание матушка, была храмовая икона святителя Иннокентия Иркутского, лежащая на центральном аналое. Оказывается, эта икона была написана ее рукой. В то время Абаканская и Кызылская епархии были единым целым. Этот образ монахиня Екатерина написала по благословению правящего архиерея, ныне архиепископа Абаканского и Хакасского Ионафана.

О том, как молятся в полную силу

С давних времен монастыри создавались не столько по желанию самих монашествующих, сколько по воле Божьей. Иноки уходили из мира в далекие пустыни и леса, чтобы вести уединенную молитвенную жизнь. Вслед за ними шли единомышленники, желающие монашеского жития. Так рождались монастыри. Спустя какое-то время вокруг обителей возводились города. Яркий пример – Сергиев Посад, где расположена Свято-Троицкая Сергиева Лавра, из маленькой пустыньки выросшая в духовный центр Святой Руси. Православный народ искал в монастырях молитвенной поддержки и утешения, вот и стремился селиться поближе.

Когда я спросила у инокини Емилии, как же они вдвоем справляются с хозяйственными делами, не пропуская ни одного богослужения, она смиренно ответила: «Главное – это молитва. Вот начнем молиться в полную силу, и народ к нам пойдет, и монашеская жизнь устроится».

Наш приезд выпал на субботу. Вечером служили всенощное бдение, а наутро Божественную Литургию. Монахиня Екатерина регентовала. Служат там по уставу, без сокращений, как в монастырях. Поначалу меня это немного смутило.

Понедельник, кроме сестер и двух священников в храме никого. В середине службы вошла какая-то женщина, поставила свечку и тут же вышла. А они молятся. Размеренно, спокойно, не торопясь, ничего не пропуская. «Зачем? Для кого?» - спрашивала я себя. И сама же ответила: «Служат Богу». Вот оно, сознание городского человека – вечно куда-то спешить, планировать, успевать, забывая о главном.

Клирос,

кухня и газон

Каждый день в Туране начинался с полунощницы в 6.30, затем следовала утреня, в дни кроме понедельника, среды и пятницы служилась Литургия. По вечерам служили вечерню. Причем, ни сестры, ни отцы, несмотря на другие хозяйственные обязанности, не пропускают ни одной службы. Клиросом руководит молоденькая сестра Иоанна в красивом греческом апостольнике, всегда радостная, приветливая, почтительная. Сестра Емилия подпевает, много читает.

Некоторое время Иоанна жила в одном из женских монастырей Греции, и это, несомненно, наложило свой отпечаток. Сестры там очень улыбчивые и общительные. Вот и она рассказала нам удивительную историю о том, как несколько лет назад, еще будучи мирянкой и коренной москвичкой, ездила на миссию в далекую Тыву. Именно в ее приезд закладывалось основание храма святого равноапостольного князя Владимира в Туране, отцы служили молебен, а будущая инокиня Иоанна пела. Одному Богу было известно, что когда-то она будет жить при этом храме.

Мне очень понравилось, как поют сестры. Я даже поделилась своим впечатлением с Владыкой Феофаном во время нашей встречи в Кызыле. «Но ведь они поют в один голос», - заметил архиерей. «Владыка, это так по-настоящему!»

Кроме клиросного послушания на плечах инокинь лежат заботы о хозяйстве. Они по очереди дежурят на кухне. Мать Емилия считает, что нанимать повара в монастыре, пусть даже в самом маленьком, не совсем правильно. Ведь трапеза – это продолжение Литургии, и готовить ее должны сестры.

Живущие неподалеку от монашеского корпуса отцы-священники помогают им ухаживать за территорией. Она довольно большая. Газон требует ухода, небольшой огородик, посаженный прихожанами, - полива. Регулярно нужно убираться в жилом здании и храмах. Для разучивания новых песнопений почти не остается времени. «Мы просто приходим и поем», - говорит инокиня Иоанна про клирос. «Мы просто приходим и готовим», - вторит ей про кухню инокиня Емилия.

О пользе послушаний

Еда у них простая, но очень вкусная, как и во всех монастырях, потому что готовится с молитвой и любовью. Во время трапезы по звону колокольчика сестра Иоанна читает жития святых. Вкушая пищу, ты слушаешь о подвигах святого, которому только что отслужили утреню, прочли в его честь канон. Это так правильно, так мудро и хорошо настраивает на духовный лад. Глядя на монашествующих, становишься строже к самому себе. Сестры трудятся не покладая рук, при этом всегда остаются в добром расположении духа, почтительно и ласково обращаются с окружающими. Наглядное пособие для тех, кто из-за каждой мелочи впадает в уныние и ходит с недовольным лицом.

Настоящую радость паломникам приносят послушания. Труд во славу Божию окрыляет. Но и он хорош в меру. «Не старайся хвататься за все дела сразу, - говорит мать Эмилия. - Это от лукавого. В нашем монастыре старшие сестры всегда говорили: «Если хочешь поработать для ближнего 30 лет, а не три года, никогда не набирай полные ведра».

За неделю пребывания в Туране мне довелось петь на клиросе, чистить газон и помогать на кухне. Монахиня Екатерина в свободное от богослужений время писала иконы, репетировала с нами песнопения. А еще мы сажали фиалки, пожертвованные прихожанами, и не могли надышаться местным воздухом. По вечерам в Туране нежарко и свежо. «Воздух здесь какой-то сладкий», - удивлялась матушка.

Встреча

с владыкой

и местный экстрим

Хотя сестры приехали в Тыву не так давно, а все-таки на местные красоты успели полюбоваться. Свозили на природу и нас. Мать Емилия ловко водит машину, говорит, что ничуть не устает за рулем, езда хорошо снимает нервное напряжение.

Прежде чем любоваться тывинской природой, мы посетили Кызыл, где поклонились святыням Вокресенского кафедрального собора. Там состоялась встреча с архиереем. Владыка Феофан встретил гостей очень радушно, провел для нас экскурсию по епархиальному управлению, показал монахине Екатерине иконописную мастерскую.

Матушка – профессиональный иконописец с многолетним стажем, руководит иконописной мастерской при Абаканском епархиальном управлении. Настоящим удовольствием было присутствовать при ее разговоре с иконописцем Евгенией, которая приехала в Тыву вместе с мужем священником из Центральной России после окончания им духовной семинарии.

По благословению архиерея Евгения обучает азам иконописи тех, у кого есть к этому желание и способности. Писать иконы учится и сам владыка. Хотя, чтобы всецело погрузиться в этот процесс, у него, конечно же, не хватает времени. Сестры удивляются, как при такой нагрузке владыка успевает заботиться и о нуждах общины. Довольно часто приезжает к ним служить, привозит продукты, утешает духовными наставлениями.

Недалеко от Кызыла, в Тандинском районе, расположен туристский этнокультурный комплекс «Алдын-Булак», что в переводе с тувинского языка означает «золотой источник». Гостиничные номера в виде юрт, уютное национальное кафе, крутая лестница между скалами…

Мы поднялись на самую вершину, и там нашим глазам открылся потрясающий вид. Шумная река, витиеватые горы, скалистый обрыв, усыпанный неизвестными кустарниками розового цвета.

А еще были извилистые разноцветные холмы по дороге в Туран, похожие на небрежно растянутые полотнища бархата, заснеженные горные вершины на пути в местный маральник, Долина царей и обросший льдом водопад в каньоне Пий-Хемского района…

Монахов выбирает Господь

Приближалось время отъезда. Я уезжала раньше матушки – ждала работа. Провожала меня сестра Емилия.

На прощание завели разговор о монашестве. Было интересно мнение инокини, как же верующему сердцу услышать в этом суетном мире Божий призыв, когда вокруг столько искушений, когда то и дело появляются провокационные «исповеди бывших послушниц» о невыносимых условиях в женских монастырях, когда жизнь в современном обществе потребления и повышенного комфорта смотрит на выбор монашеского пути широко раскрытыми глазами и крутит пальцем у виска.

«Вы знаете, за 10 лет монастырской жизни я не увидела в монастырях ничего из ряда вон выходящего, о чем пишут в этих скандальных «исповедях», - поделилась мать Емилия. – Возможно,  увидела там что-то другое, о чем пока никто не написал. Но это не говорит о том, что в монастыри не нужно идти. Ведь, согласитесь, и о супружестве можно услышать немало страшилок. Так что ж, теперь и замуж не выходить? Монашество, как и брак, – это призвание. Если тебе суждено быть монахом, ты станешь им обязательно. Пусть это будет тернистая дорога, долгий и мучительный выбор, но он непременно случится, если есть на то воля Божия».

Анастасия Руденко,

фото автора

«ЧР» № 50 от 3 июля 2018г.

 

Новости по теме: