Волосы цвета выцветшего дивана

Дата публикации: 31.10.2013 - 06:41
Автор:
Просмотров - 499

alt

или Как из брюнетки стать блондинкой, а потом и рыжей

В 17 лет у меня появился первый седой волос. Прямо посреди темно-каштановой шевелюры. Прямо на самом видном месте. Прямо в аккурат перед поступлением в институт. Родители говорили, что все из-за моего чересчур восприимчивого чуткого сердца, штормом эмоций реагирующего на любую мелочь. А я была уверена - во всем виноват ненавистный ЕГЭ. Им нас, бедных, и без того замученных переизбытком информации школьников, пугали примерно с таким же постоянством, с каким вода капает из сломанного крана.

Когда старость заглядывает в юности

Тогда-то я и решила пойти на почти кардинальные меры - помелировать волосы. Если кто не знает - это такое окрашивание не всей головы, а лишь прядей. Решила, что базовым останется мой натуральный, а мастер просто осветлит некоторые локоны, «спрятав» мой позор.

Подслеповатая тетенька-пенсионерка усадила меня в кресло и полтора часа закручивала из моих волос каральки и  заворачивала их в фольгу. Я терпеливо пыхтела и заметно волновалась - волосы, конечно, не зубы… Но все равно… В конце концов, предо мной предстало нечто, похожее на дешевый парик: штук шесть осветленных прядей шириной по пять сантиметров по всей голове ужасного цвета выцветшего дивана. Мое горе было безгранично. Впервые в жизни я проявила себя просто донельзя невоспитанной девчонкой - молча заплатила названную сумму и вышла, не сказав «спасибо»…

Чтобы избавиться от «этого», через два дня (то есть сразу же, как только отошла от шока) пошла в магазин. Тот, что поближе - ходить далеко в таком виде было просто преступлением. Так как опыта в выборе красок, которые просто валились с полок магазина, у меня не было, взяла первую попавшуюся. Фирму имею в виду. Хотя, в принципе, над выбором цвета тоже долго пыхтеть не пришлось - что было близко к моему натуральному оттенку, то и отправилось в сумочку. Бежать в парикмахерскую и выкладывать половину первой стипендии за покраску было как-то, мягко говоря, неохота.  Решила, что с этим делом вполне справится мама.

Мама справилась, приговаривая во время процесса: «Хорошо, что у тебя коса не до пояса, а то до Нового года бы над тобой кружилась…». Спустя час в зеркале мелькнула обновленная шевелюра. Цвет оказался темнее родного, но это было заметно только моему наметанному глазу. Светлых прядей почти не стало видно. Окружающие «суперкардинальных» изменений даже не заметили. А мне того и надо было. Не цвет же, в конце концов, хотелось поменять, а всего лишь скрыть ляп подслеповатой парикмахерши. И еще, конечно, следы старости, которая по ошибке заглянула ко мне в юности.

«Вот вы, вот дверь, прощайте!»

…Через полтора года стабильного использования этой краски произошло то, что всегда происходит, - она наскучила. Наскучили цвет, запах, цена, очертания коробочки и даже девушка, изображенная на ней. «Придется тебя сменить», - безжалостно сказала я, глядя в глаза барышне, с которой 18 месяцев была неразлучна и которая за это время стала мне почти родной.

Как раз в это время одногруппница Машка решилась на кардинальные меры - из брюнетки, причем с иссиня-черными волосами, однажды превратилась в блондинку. Это выглядело примерно, как превратиться из гадкого утенка в лебедя. А так как девушки хотят почти все, что видят, мне тоже так захотелось. Ткнулась в пару-тройку салонов с требованием: «А сделайте меня блондинкой!». Пару-тройку раз парикмахеры, взглянув на мой темный цвет волос, да к тому же искусственный, делали круглые глаза, махали руками и показывали на дверь. Оказалось, что сделать из белого черное легко, а вот наоборот - ну чуть ли невозможно. Мол, на голове может «вылезти» что угодно - и зеленые джунгли, и розовые закаты, и соломенные поля. Последние, к слову, и на ощупь будет точно такие же. Полей, а тем более джунглей, мне не хотелось. А вот здоровые, блестящие, ухоженные волосы цвета пшеницы - ну очень бы не помешали.

Машка посоветовала один салон красоты в Усть-Абакане, мол, сама там красилась, исполнят любой мой каприз! Так как с тем краем я была не знакома - это официальная версия - она милостиво согласилась меня сопровождать. На самом деле было как-то немножко страшновато: вдруг я очнусь в кресле с малиново-желтым ежиком на голове, а у меня даже жилетки под рукой не будет, в которую поплакаться можно?..

Лилу-Даллас-Мульти-паспорт

Парикмахерша первым делом заявила, что старый цвет нужно смыть. Проще говоря, некой «кашей», которую намажут на голову и в которой придется посидеть минут этак 40, удалить молекулы старых красок, грязь, соли тяжёлых металлов и следы бывшей цивилизации. Короче, освободить место для молекул будущей краски, то бишь цвета. Меньше чем через час «кашу» смыли, а в зеркале отразилась Лилу-Даллас-Мульти-паспорт из бессмертного боевика «Пятый элемент» с Брюсом Уиллисом. Первая реакция - паника. Совсем не утешило то, что такая же реакция была и у парикмахерши. К тому же корни волос вообще получились белыми, а все остальное - грязно-желто-рыже-пятнисто-невыносимистого цвета.

Я уже было потянулась к жилетке, роль которой замечательно исполняла Машка, но парикмахерша выдала:

- А давайте мелирование сделаем!

При этих словах по телу конским галопом проскакала мелкая дрожь - слишком живы еще воспоминания о моем первом и единственном мелировании. Но куда деваться, не разноцветную же мочалку на голове-то носить. Второй блин вышел не комом - много мелких осветленных прядей, за счет которых общий вид шевелюры еще как улучшился. Финал сей басни - окраска волос. Пришли мы в салон около двух часов дня, вышли - около шести. Результат для меня - светло-русая блондинка, для кошелька - минус две тысячи рублей.

Из апельсинки в мандаринку

Через полтора года постоянно (это значит даже не раз в месяц, а два) подкрашивать темные корни надоело. Мелирование «слезло» наполовину, и на голове снова было что-то непонятное. Вроде бы при дальнем рассмотрении - вполне приличный блонд. При ближнем - видно, что что-то не в порядке, но не сразу понятно, что именно. «Так, какой я там еще не была? - подумалось невзначай. - Ага, рыжей!»

Ближайшая парикмахерская гостеприимно встретила открытыми дверями.

- Я хочу стать рыжей! - выпалила я еще на пороге.

- Да тут другой и не получится… - задумчиво сказала парикмахер, глядя на мою голову.

И снова после смывания старого цвета «вылез» не-понять-какой-рыжий. Профессиональная краска в чашке, над которой мастер колдовала и кружилась как над котлом с чудодейственным зельем, себя оправдала. Я стала ярко-оранжевого цвета. Настолько яркого, что даже как-то не по себе стало. Вроде бы и волосы хорошо сохранились (бедные, сколько им пережить-то пришло-о-ось!), цвет красивый и - что важно! - равномерно распределенный!

«Если на меня не будут пялиться в автобусе, значит, все нормально», - пролетела в голове мысль, когда собралась ехать домой.

В автобусе никто не пялился. Но спустя некоторое время цвет я все-таки несколько «смягчила» - от апельсинки до мандаринки, так сказать. Сейчас, спустя полтора года (что это за срок такой, после наступления которого хочется меняться, меняться и еще раз меняться?!) в золотую голову снова залетают мысли о том, чтобы «переблондиниться». Но я упорно их отгоняю: до полного поседения (да-да, седых волосков стало только в разы больше!) осталось совсем немного времени. Там, глядишь, и красить не придется, лишь волосы отрастить…

 Анна ВЕЙТ, «ЧР» №129 от 26 октября 2013 г.

Новости по теме: