Прилетайте, соловушки курские...

Дата публикации: 01.09.2015 - 04:45
Автор:
Просмотров - 468

alt

Она вошла в кабинет и скромно улыбнулась. Но улыбка была такой лучезарной и открытой, что сразу захотелось улыбнуться в ответ.

- Баба Алла, - представилась она. Однако слово «баба» совершенно не вязалось с обликом этой немолодой женщины, с теплым и в то же время задорным взглядом темных глаз. Поэтому остановились на Алле Степановне.

Невысокого росточка, с приятным голосом собеседница сразу расположила к себе. А в редакцию она заглянула по настоянию друзей – показать свои стихи. Это хобби Аллы Степановны Бабушкиной. Впрочем, с улыбкой призналась, что ее рифмованные строки нельзя назвать поэзией, это не ямб и не хорей. Но вот просятся мысли на бумагу, сами слагаются в четверостишья. А написать хочется о многом – о селе, где прошла молодость и выросли дети, о лугах и перелесках, об осени жизни, которая внезапно подкралась, о Черногорске, ставшем тихой гаванью на склоне лет, и о хороших людях, живущих вокруг.

Впрочем, долго о себе рассказывать Алла Степановна не любит, что, мол, говорить – жизнь как у всех. Но натруженные руки сразу подсказывают - трудовой закалки человек. В Черногорск Алла Степановна перебралась из Тубинского совхоза Краснотуранского района, где много лет проработала зоотехником.

Но был в трудовой биографии поворот, когда пригласили ее работать в сельский клуб. А дело было на смотре художественной самодеятельности в Минусинске - певуньей и заводилой считалась Алла на селе. Тогда ее и сосватали окончить курсы режиссеров культмассовых мероприятий. Но через несколько лет Алла Степановна снова вернулась в животноводство.

С гордостью рассказывает моя собеседница о совхозе. И что удивительно, не тоскует по доперестроечным временам, ведь тогда хозяйство было самым отсталым в округе – дотационным. Но пришел новый директор – крепкий хозяйственник, и встали на ноги, зажили хорошо, даже укрупнились, объединив несколько соседних хозяйств. В то время, как в лихие 90-е многие хозяйства распались, в ее деревне была работа. Так что от руководителя зависит очень многое, если не все, делает вывод Алла Степановна.

Сейчас в хозяйстве и мельница есть, и хлебопекарня, колбасный цех, большое поголовье скота. А вокруг - места красивейшие. И чувствуется, прикипела моя собеседница к ним сердцем - как только начинает рассказывать о малой родине, взгляд становится задумчиво - мягким, словно она видит свою улочку:

Вот я к дому подхожу,

С болью в сердце говорю:

«Здравствуй, милый,

дорогой,

Как живешь ты, мой

родной?»

Ничего он не ответил,

Покачал лишь головой.

Но я-то сразу поняла,

Он тоскует без меня...

Однако грустить совсем не в характере Аллы Степановны. Человек она легкий, неунывающий - храня в потайном уголке души любовь к селу, всей душой полюбила Черногорск, людей, которых встретила здесь. Специально к Дню шахтера сочинила такие строчки:

Город наш - шахтерский

город.

Горняки-сибиряки -

Они гордость и опора,

И богатство всей страны.

И в тяжелую годину

Горняки шли впереди,

Ведь недаром

столь героев

В Черногорске рождены.

И сегодня, в День шахтера,

Мы подарим им цветы,

Пожелаем им здоровья,

Счастья, мира и любви!

А когда побывала в городском парке и увидела липовую аллею, то написала:

Прилетайте,

соловушки курские,

И для вас у нас

хватит тепла.

Вы полюбите степи

хакасские

И останетесь здесь

навсегда.

Когда я узнала, что живет Алла Степановна в квартире отдельно от детей, то вопрос: «Не скучаете одна?» - задался сам собой.

- Да, наверное, не умею скучать. И действительно, когда скучать, если день с утра до вечера занят.

То по хозяйству Алла Степановна занимается, к внучке, дочери наведывается. То за домашние пельмешки возьмется, чтобы родных побаловать. А если рукоделья захочется - за носки-варежки берется. Бабушек в подъезде тоже надо проведать. А то с соседками «бандой» (смеется) на рынок у «Тридцатого» идут за покупками. Иногда после таких походов рождаются частушки:

В «Дары моря» я пошла,

Рыбки свежей там взяла,

Оказалось, что она -

Почти ровесница моя!

А под занавес разговора Алла Степановна тихонечко напела несколько задушевных песен собственного сочинения. Да, не зря ее певуньей величали в родной деревне.

Она ушла, а в редакционном кабинете осталась аура чего-то неуловимо светлого и хорошего. И хотелось улыбаться.

Марина ЗАДОРОЖНАЯ, «ЧР» №68 от 1 сентября 2015 г.

Новости по теме: