Мы с вами где-то встречались?

Дата публикации: 28.10.2013 - 15:12
Автор:
Просмотров - 470

О тех, чьи «клиенты» - мошенники,хулиганы, жулики да хозяйки эскорт-услуг

Я, конечно, еще в старых мультиках видела сыщиков, которые со смешной огромной лупой выискивали отпечатки пальцев преступников на всем, на чем только можно. Позже в фильмах мне встречались серьезные следователи, которые своими железными голосами с нотками чугунности вели допросы. Но вот с дознавателями как-то сталкиваться совсем не приходилось. Ситуацию исправил начальник отдела дознания ОМВД России по Черногорску Денис Сергеевич Потехин.

- Дознаватель  – он сродни следователю: примерно одна и та же работа, но преступления более легкие по наказанию. Следователь органов внутренних дел занимается, например, квалифицированными квартирными кражами с большим ущербом – это одно из преступлений. «Спектр дел» дознавателя же немного «мельче»: это хулиганство, побои, угрозы убийством, мошенничества с незначительным материальным ущербом…

- Ну и списочек! Неужели вы с детства мечтали по пылинкам разбирать запутанные ситуации? И вообще, кем стать хотели?

- Ух, ну и вопросы! Напишите космонавтом! – смеется Денис Сергеевич.

- А это правда?..

- Конечно! Все же в детстве хотели космонавтами стать!

- Тогда почему не получилось? – улыбаюсь я.

- Да как-то не развита в Черногорске космонавтика! А я город люблю, и куда-то уезжать учиться не захотел. Как говорится, где родился, там и пригодился. Окончил ХТИ по специальности инженер-строитель, потом получил среднее юридическое образование, а потом «подтянул» до высшего. С работой в системе органов внутренних дел был знаком и почти сразу понял, что по строительной линии не пойду. Хотя знания были хорошие, чтобы чего-то добиться…

- То есть вы могли здания, что прямо в небо упираются, возводить, а вместо этого решили джентльменов с большой дороги уму-разуму учить? О выборе своем не пожалели? Дворцы проектировать не тянет?..

- Пока нет! К тому же я не все время начальником отдела дознания был. Работать приходилось и участковым, и следователем, но не помню, чтобы скучал. Наш коллектив хоть и небольшой – всего десять человек – но на каждого уголовных дел хватает. Часть уходит в суд, возбуждаются новые – словом, круговорот дел в полиции. Все проходит с участием начальника – где-то нужно направить, где-то консультацию дать. Главное - помогать подчиненным, создавать те условия, в которых бы им было комфортно работать. Это то, для чего я здесь нахожусь.

- Вопрос, который просто не могу не задать из своего любопытства: женщины у вас в отделе есть?

- Все! – слышу  неожиданный ответ. – Все десять – женщины!

- Серьезно? Наверное, руководить таким коллективом одно удовольствие?

- Вы так думаете? – улыбается Денис Сергеевич.

- А вы думаете, нет? – лукаво спрашиваю я, передавая «эстафетную палочку» обратно.

- Да, честно говоря, мне все равно кем руководить. Хотя другие начальники, у которых в подразделении только мужчины, удивляются, мол, как ты можешь руководить одними женщинами? Им кажется, что это сложнее – постоянный дух соперничества, порой излишняя эмоциональность. А я думаю, что женщинам присуще то, чего лишены многие мужчины, – усидчивость. Это, признаться, так необходимо в работе с документами!

- Теперь чуть-чуть аналогии с компьютерными играми. Если есть возможность выбрать уровень сложности, я всегда выбираю то, что полегче: там загадки попроще, движение быстрее, путь короче… Теперь перенесемся в жизнь: вы в своей работе придерживаетесь той же позиции?

- Абсолютно противоположной! Когда преступники и адвокаты, которые их защищают, противодействуют дознавателю, то дело намного интереснее расследовать, ведь именно в борьбе вся соль. Они делают все, чтобы мы ничего не доказали. Мы, в свою очередь, ищем, фиксируем, документируем доказательства. В конце концов, одержав победу, чувствуешь удовлетворение от работы, которую выполнил на пять с плюсом. Иногда, к слову, не получается доказать, но ты точно уверен, что человек виновен. Такая недоработка еще какое чувство досады вызывает. Хорошо, что бывает такое совсем не часто.

- Я знаю, что вот-вот у подразделений дознания будет, скажем так, день рождения…

- Да, исполнится 21 год со дня образования подразделения дознания в системе органов внутренних дел. За это время отделы дознаний по всей стране зарекомендовали себя с хорошей стороны - и показатели замечательные, и дела расследуются, а потом и в суд направляются, количество нераскрытых дел падает…

- Стойте-стойте! Ну неужели все так хорошо, не к чему стремиться и нет никаких, скажем так, болевых точек?

- Без них, наверное, ничто не обходится. Одна из наших «эдаких точек» - кредитные мошенничества. Не становится их меньше, и все тут. Средний доход в городе не такой уж большой - это не секрет. Как следствие – «цветут» кредиты. Самое интересное, что их берут даже те, кто доходов вообще не имеет...

- А как же, например, справки о заработной плате, которые требуются, кажется, везде и всюду?

- Есть банки, где они не нужны. И люди этим пользуются. Наверное, думают, что произойдет как в сказке - пройдут четыре времени года, и забудутся все «невзгоды». А банк за счет процентов тех, кто платит, окупит «недостачу». Ничего подобного. В последнее время практика говорит о том, что банки рано или поздно «вспоминают» о своих неплательщиках. А мы найдем их в любом случае: как бы человек ни притворялся другой личностью, ни говорил о том, что у него новое место работы или адрес. Рано или поздно его привлекут к уголовной ответственности. Понимаю, конечно, что, одно дело, когда человек решил «намошенничать», набрать денег и улететь на Гавайи. И другое, когда из-за безвыходной ситуации, например, деньги нужны были на операцию, пришлось ввязаться в долги. Но даже тут нужно искать возможности и возвращать то, что взял. Все-таки что ни говори, а это преступление, и никак иначе.

- Сложные дела приходилось распутывать?

- Приходилось распутывать дела, которые «не так часто встречаются». Например, пару лет назад привлекали к ответственности организатора проституции…

- Правда? И как это было?

- Нормально было! – Денис Сергеевич даже чуток откинулся на спинку кресла, видимо, припоминая детали. – Задержали женщину, которая основала, так скажем, на территории города эскорт-услуги. Отнекивала-а-ась…. ну всячески. Говорит, сама занималась, а другие – ни при делах. Вот тогда повозиться пришлось, чтобы доказать, что она не только все организовала, но и сопровождала, охрану создавала, клиентов подыскивала… В конце концов, за курирование сей деятельности привлекли ее к уголовной ответственности. А вот максимум, что могут «заслужить» исполнители, – административное правонарушение.

- Приходилось сталкиваться с этакими виртуозными мошенниками, типа Фрэнка Эбигнейла, который в 60-е не только подделывал чеки, но и выдавал себя то за пилота авиалиний, то за профессора, то за врача? Короче говоря, были какие-нибудь запоминающиеся личности?

- Представьте следующую картину. У нас в штате семь дознавателей расследуют очевидные дела, то есть те, подозреваемый в которых известен. Им нужно доказать его вину. Эти семь человек (сейчас мы быстренько посчитаем, арифметику вспомним) за 9 месяцев отправили в суд 234 уголовных дела. Возьмем калькулятор и прикинем: 234 делим на семь, получается, что за девять месяцев каждый расследовал около 33 уголовных дел – это 33 подозреваемых. В каждом деле фигурирует в среднем три свидетеля. Умножаем 33 на три – это еще 99 человек. В каждом уголовном деле есть потерпевший – еще 33. Плюс дознаватель дежурит и работает не только со своими делами. Грубо говоря, через него проходит примерно тысяча человек в год. То есть в день он общается с тремя-четырьмя людьми. Теперь скажите, если вы будете брать по три-четыре интервью в день, по часу каждое, вы запомните кого-нибудь?..

- Прекра-а-а-асно объяснили! – отвечаю я, прикидывая: «Тут от двух интервью в день голова кругом, а от четырех она квадратом будет!..»

- Да, профессиональная память срабатывает, вроде «мы с вами где-то встречались…», - продолжает Денис Сергеевич. – Но не сказать, чтобы были какие-то яркие личности. У нас бытовуха, рутина, мелкие жулики, которые крадут у бабушек алюминиевые фляжки, или пару тысяч из кармана собутыльника…

- Но из этой рутины складывается… уж если не жизнь, то весомый ее пласт – работа. А в любом деле, как известно, важное место занимают человеческие качества. Дознаватель какими качествами должен быть одарен?

- Качества… - задумывается мой собеседник. – Прежде всего человеком хорошим нужно быть.

- Я думала, вы начнете с какого-нибудь упорства и «поедете» по накатанной дорожке – ответственность, прилежание, «учиться, учиться и еще раз учиться»…

- Хотите, чтобы я штампами говорил?

- Ни в коем случае! Рада, что вы так НЕ говорите! А вот кто же тогда в вашем понимании хороший человек?

- Для меня хороший человек - это профессионал. Он ко всему подходит с буквы закона.  Возьмем для примера кровную месть. Вроде бы по жизненным понятиям этот принцип правый. А вот по закону – нет. Сотрудник полиции никогда не должен подтасовывать факты, проникаться к кому бы то ни было симпатией, руководствоваться чувствами. Он не должен быть предателем – вот что самое главное. Мы работаем в полиции, мы служим. Понятие «служба» говорит само за себя - это в любом случае связано с тяготами и лишениями. Эти слова и в присяге звучат.

- А для вас что тяжелее всего?

- Не хватает времени для общения с детьми. Их у меня двое – сын и дочь. Дело в том, что когда уходишь на работу, они еще спят или только проснулись. Приходишь – а им через час уже укладываться надо, потому что завтра одному – в садик, другому – в школу.

- Обидно упускать моменты, которые никогда не повторятся, но ничего не попишешь – служба есть служба. Можете в трех словах сказать, кто же такие, эти дознаватели? Подвести черту, так сказать.

- Если краткость – сестра таланта, то я, наверное, не талантливый человек, - качает головой Денис Сергеевич, задумчиво глядя в окно. – Дознаватели… Это юристы, должностные лица, которые осуществляют деятельность, связанную с расследованием уголовных дел... – раздосадованно  чеканит он каждое слово. – Это просто определение из книжки, и все! Люди это, - добавляет он  спустя пару секунд. – Как и везде.

Вера ГЕРАСИМЕНКО, «ЧР» №125 от 17 октября 3013 г.

Новости по теме: