Испытание на прочность

Дата публикации: 08.09.2015 - 06:30
Автор:
Просмотров - 360

alt

Мы продолжаем рассказывать о выпускниках аэроклуба, который существовал на территории нашего города и в годы войны подготовил несколько выпусков курсантов.

Павел Усачев (1914 г.р.) приехал в Черногорск из Красноярска в качестве начальника летной части хакасского аэроклуба в конце 1936 года. К тому времени он окончил красноярский аэроклуб. К началу войны в руководстве черногорского аэроклуба произошли изменения. Бывший начальник Грабежов вернулся в Красноярск, а на его место был назначен Усачев. Но проработал он недолго - был отправлен на фронт, на Карельский перешеек, в 679-й авиаполк. Стал летать на ночных бомбардировщиках У-2, бывших учебных самолетах, но недолго.

Во второй половине 1942 г. начал формироваться 828-й штурмовой авиаполк. Вначале летчики взмывали в небо на истребителях И-15 «Бис» и И-153 «Чайка». Затем поступили первые штурмовики Ил-2, без стрелка. Однажды командир эскадрильи вызвал к себе Павла Усачева:

- Получено ответственное задание. Нужно разбомбить вражеский аэродром. В составе группы полетит и твое звено.

Развернул карту, показал на ней цель. Основная группа самолетов должна была вывести из строя взлетную полосу. Усачев же со своим звеном должен уничтожить самолеты противника.

Когда группа выполнила свою задачу и стала уходить, немцы сосредоточили по ней зенитный огонь. В это время звено Усачева неожиданно появилось над аэродромом на высоте 50 метров и обрушило шквал огня на фашистские самолеты. Многие из них запылали. Немцы перевели огонь на звено Усачева. Павел, который в пылу атаки снизился над аэродромом до 25 метров, продолжал поражать уцелевшие машины. И уже при выходе из боя крупный осколок снаряда вражеской зенитки пробил фюзеляж, несколько мелких осколков впились в правое плечо и голову летчика. Усачев на несколько секунд потерял сознание.

Когда очнулся и открыл глаза, увидел диск вращающегося винта, работающие стрелки приборов. Но почему не слышен шум мотора? Внизу под самолетом мелькнули верхушки деревьев. Только тогда Усачев понял, какой опасности избежал он. Стоило промедлить несколько мгновений, и самолет врезался бы в лес.

…Кровь заливала лицо, правая рука задеревенела. Но у него все же хватило сил и воли довести самолет до своего аэродрома. Здесь ему оказали первую помощь, а затем передали врачам. Спустя несколько недель он снова сел за штурвал.

В 1942 г. полк получил новые самолеты Ил-2, бронированные и с пушкой, а сзади пилота - кабина со стрелком. Начался процесс переучивания на новые машины. Как опытного летчика, Усачева назначили командиром эскадрильи. В марте 1943 г. полк пополнился летным составом. Вскоре начались боевые вылеты. Несмотря на сильный зенитный огонь противника и действия противовоздушной истребительной авиации, наши летчики наносили удар за ударом по врагу. В воздушных боях наступил перелом. Горели самолеты, взрывались склады с горючим и боеприпасами. В один из таких морозных мартовских дней был сделан налет на очень важный для фашистов аэродром Алакуртти. С этого задания, к счастью Павла Усачева, его самолет вернулся невредимым. Восемь раз Илы-2 вылетали бомбить этот крепкий орешек. Вернулись три, потеряли шесть членов летного экипажа. Это были значительные потери для полка. Но и немцы потеряли около двадцати своих самолетов.

27 июня полк перебазировался на новый аэродром. Продолжались напряженные фронтовые будни. Однажды в воздух поднял своих летчиков Павел Усачев. День стоял пасмурный, облака низко опустились над землей. А когда подходили к линии фронта, начался ливневый дождь. С земли поступило задание самостоятельно решать вопрос о возможности продолжения полета. Усачев мог бы вернуться обратно, но не сделал этого. Он повел штурмовики к переправе, через которую двигались отступавшие фашистские войска. Фашисты считали, что в такую погоду им не угрожает опасность с воздуха. И вдруг над переправой под низко спустившимся облаком появились наши штурмовики. На головы врага посыпались бомбы. Поднимая столбы воды, взлетали в воздух куски дерева и металла.

Полеты наших штурмовиков до октября 1944 года на артиллеристские позиции противника, расположенные на стыке дорог северо-восточнее Ахмалахти, в составе группы П.Рубанова, А.Тимошенко и П.Усачева позволили уничтожить две батареи полевой артиллерии, взорвали четыре склада боеприпасов, разбили 16 автомашин, подавили 10 батарей, в том числе три батареи зенитной артиллерии.

Об ошеломляющих действиях наших летчиков взятый в плен 22 октября 1944 г. немецкий обер-лейтенант сказал: «Особенно велика паника при налете русских штурмовиков. Сразу теряется всякое управление подразделениями, все мечутся и стремятся в укрытие в камнях. Солдаты приходят в себя через добрую пару часов. Штурмовики удручающе действуют на психику наших солдат».

После завершения Петсамо-Киргинесской операции боевые действия в Заполярье прекратили. Наступила передышка с последующим свертыванием Карельского фронта. Войска готовили к передислокации на Белорусский фронт, в том числе и штурмовой полк. Летчики получили новые машины. Павел Усачев получил звание майора и был назначен командиром 17-го авиаполка. Этот полк был оставлен в Карелии для охраны границ, т.к. с Финляндией был подписал мирный договор. Так разошлись пути-дороги бывших черногорцев-аэроклубовцев - П.Рубанова и П.Усачева. По словам Петра Рубанова, Павел Усачев был смелым летчиком, прекрасным командиром и преданным другом.

Встретились два летчика в 1971 г., вспомнили свои боевые вылеты, мирную жизнь и сфотографировались на память уже в мирное время.

Валерий ЧУБРИКОВ, «ЧР» № 70 от 8 сентября 2015г.


Новости по теме: