Хакасия. Куда ведут великие пути

Дата публикации: 17.09.2013 - 04:09
Автор:
Просмотров - 553

alt

Мы уже сообщали, что в середине августа в долину Бабик съехались сотни человек из 17 регионов нашей страны, Монголии и Китая. На территории спорт-отеля «Гладенькая» прошла международная научно-практическая конференция «Великий чайный путь. От чайных традиций – к международному сотрудничеству», организованная Министерством туризма и спорта Хакасии при поддержке Федерального агентства по туризму.

Гости республики обсудили, как с помощью туристического проекта «Великий чайный путь» привлечь в Хакасию путешественников со всего мира и поделились опытом.

Сегодня об этом более подробный разговор.

Откуда ветер дует?

«Великий чайный путь» – это крупный проект в сфере развития международного и внутреннего туризма, один из немногих турпродуктов, который может представить Россию, во всем ее культурном многообразии, на международном рынке. Его идейная основа - богатое историко-культурное наследие маршрута торгового Чайного пути, сложившегося в начале 18 века.

Проект разрабатывается с 1992 года при поддержке 50 организаций из 3 стран мира: России, Монголии и Китая.

Как и «Великий шелковый путь», он призван объединить туристический и торговый маршрут Европа – Азия, пролегающий почти через всю Россию.

Участники российской части проекта: Амурская, Вологодская, Московская, Новосибирская, Свердловская, Иркутская области, Республика Бурятия, Забайкальский, Красноярский, Пермский края, Москва.

И нашу республику этот путь никак обойти не может, потому как в 17 веке, проехав по хакасским степям, караван из Монголии впервые ввез в Россию чай.

Хакасияне Абхазия!

- Я не хочу, чтобы Хакасия ассоциировалась с Кавказом и даже с Саяно-Шушенской ГЭС, - с такого заявления начал приветственное слово к участникам конференции Юрий Лапшин, министр финансов Республики Хакасия, припомнив случай, когда, назвав республику в одной из организаций в Москве, услышал в ответ уточняющий вопрос: «Это на Кавказе?». - Понятно, что названия Хакасия и Абхазия созвучны, но мне стало обидно за свою республику, которую очень люблю, - заметил Юрий Анатольевич. - Поэтому хочу, чтобы у приезжающих к нам Хакасия ассоциировалась с историко-культурным наследием живущих здесь народов. Наша республика живо откликнулась на предложение участвовать в проекте «Великий чайный путь», потому что он не только помогает представить территорию, но что очень важно, - вовлечь в процесс малые города,- продолжил он. - Ведь если большие города еще на слуху, то малые редко известны за пределами того или иного субъекта Российской Федерации. А связь с чайными традициями - очень хороший ход, ведь чай давно перестал быть просто напитком, если хотите, он стал инструментом общения, а общение даже в наше сумасшедшее, насыщенное информационными технологиями время самое ценное, что есть у человечества», - сделал акцент министр.

С чем бы бренд нИ «ели» - без него никак

- Тема брендирования территорий в России сегодня жутко модная, – обратился к аудитории Денис Визгалов, ведущий эксперт европейского института территориального маркетинга, гендиректор научной консалтинговой компании «Живые города». – И поскольку слово «бренд» постоянно на слуху, напрашивается вывод, насколько это актуально. А ответ прост – люди сердцем чувствуют потребность любить свои города и регионы. И тогда встает задача показать, насколько красив, богат регион, насколько замечательные люди в нем живут.

К сожалению, даже для нас, россиян, на карте много белых пятен, а иностранцам так и вовсе Россия представляется «Террой инкогнито». Это плохо, ведь наша страна очень разнообразна географически, культурно, религиозно. Бренд мест – как раз и дает эффект всеобщей позитивной узнаваемости. Другими словами – это территория, которую все любят и все знают.

Кстати, весь успешный брендинг в мире замешан на местном патриотизме. И для российских городов – это самая важная задача. Туристы и инвесторы – средство для достижения цели, но главная цель – воспитать любовь к родине. Вы же помните шлягер «Мой адрес - не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз!» Все местное воспринималось как чуть менее важное, чем всеобщее. Пора переходить к многоэтажному патриотизму, когда любовь к своему городу, улице, дому и обозначает любовь к своей стране.

«Чайный путь», кстати, дает регионам Сибири возможность презентовать себя с лучшей стороны, снискав популярность. А организация вкусного и красивого общения может стать фишкой проекта.

Города, живущие со вкусом

- «Великий чайный путь» - первый столь масштабный межмуниципальный бренд для российских городов и новый международный бренд, который объединил Китай, Россию и Монголию, – представила проект Марина Саушкина, директор некоммерческого партнерства «Великий чайный путь» и председатель комитета по туризму Московской ассоциации предпринимателей. - Он, охватывает более 150 городов и протянулся на 16 тысяч километров.

Проект развивается по глобальным направлениям: туризм, культура, история и экология. Эти направления характеризуют «чайный путь» как экономический культурологический, социальный, несущий огромное позитивное начало для многих малых городов, ведь с его помощью они могут попасть на российский и международный туристический рынок. У него есть начало, но нет конца, и войти в него могут территории, не только исторически находящиеся на великом чайном пути, но и те, где просто любят напиток и уважают культуру чаепития. Россия играет огромную роль в этом процессе. Если наша концепция будет поддержана,- заметила Марина Викторовна, - к 2020 году принадлежность к бренду «Великий чайный путь» будет желанной целью многих и многих городов, которые позиционируют себя как умные и амбициозные, которые видят перспективу и задумываются о своем будущем.

Но как же раскрыть этот потенциал для целевых туристических аудиторий?

Есть два направления: первое – системный маркетинг, где каждый город позиционируется как уникальный на туристическом рынке. И второе – объединение городов и создание коллективного бренда, чтобы иметь возможность выйти на международный рынок. Например, представители ВТО сказали, что «Великий чайный путь» гораздо более могучий проект, чем «Шелковый путь». И что такое «путь»? Это лучший способ коммуникации, причем опыт путешествия становится вдвойне привлекательнее, если речь идет о культуре чая. Во-первых, «чайный путь» - это прекрасный повод для организации ярмарок, фестивалей, форумов, конференций и других событийных мероприятий (с ярмарок он, собственно говоря, и начинался). Во-вторых, чай - это исторический капитал: он связан с историей купечества, меценатства, дипломатических отношений, с историей строительства городов и возникновения духовных центров на торговых путях. В-третьих, немаловажен экологический подход: чай - это натурально и полезно, это внедрение экологических стандартов и пропаганда здорового образа жизни. И наконец, чай – это вкусно. Города, воспользовавшись чайной тематикой, смогут подать себя как живущие со вкусом. Чай - самый распространенный напиток, и «Великий чайный путь» может стать символом дружбы между странами, народами и городами.

У них балкон Джульетты и Несси, а у нас?

Бренд места – это всегда сочетание реальности и мифа, настоящего, что есть в действительности, и мифического, чего на самом деле нет, поделился секретом Денис Визгалов. Например, в Вероне - Италия, есть балкон Джульетты - человека, которого никогда не существовало в действительности. Но, тем не менее, к балкону литературного персонажа приходят десятки тысяч туристов, фотографируются и оставляют в городе массу денег, только потому, что они приехали в это святое для них литературное место. Более того, автор Джульетты в Вероне никогда не был. Но дополненная реальность существует, и все пространство Вероны подстраивается под эту интересную тему. На соседней улице можно увидеть дом Ромео, отыскать часовню, где молодые люди венчались.

В Лондоне целый квартал живет именем Шерлока Холмса. А озеро Лох-Несс? Это стопроцентный миф, и миллионы туристов, которые приезжают туда, как правило, играют в ту же игру, как в Лондоне с Шерлоком Холмсом.

Это лишь несколько примеров удачного брендирования территорий. Следствием чего становится, что озеро Лох-Несс, например, по бюджетной обеспеченности за счет туризма входит в первую десятку в мире.

Чем же Хакасия может привлечь и удивить заграничных гостей?

Наша республика, кстати, для проведения конференции была выбрана не случайно – у Хакасии были все основания стать организатором этого масштабного мероприятия.

Валентина Тугужекова, доктор исторических наук, профессор, директор ХакНИИЯЛИ, провела историческое исследование, которым поделилась с гостями конференции:

- Отрезок Великого чайного пути, проходивший в прошлом по территории китайской провинции Шаньси через Монголию в Россию, должен стать международным туристическим маршрутом. Длительное время торговые связи Хакасии с Монголией осуществлялись по вьючным тропам: Амыльский (по реке Амыл и Систиг-Хем) и Усинский (по реке Ус), по этим тропам через Урянхай шли в Монголию. В 1917 г. был построен Усинский гужевой тракт.

В связи с быстрым освоением русского государства Сибири, уже во второй четверти 18 века московский тракт практически доходит до Иркутска и создается новый великий транзитный путь. С этого времени Кяхта становится центром российско-китайкой торговли.

К середине 19 века на долю чая, ввозимого через Кяхту, приходилось около 95 % стоимости русского импорта.

Итак, чай в Хакасию поступал двумя путями - через Усинский тракт и через Кяхту.

В начале 19 века через русских купцов Красноярска товар доставлялся в Хакасию по рекам Енисей, Абакан, Июс и по инородческим улусам, по притокам Енисея – Биче и Коксе; Абакана – Уйбату, Камыште, Беи и Уту. Купцы везли сюда китайские и русские товары, а у местного населения закупали скот, пушнину в Красноярск и отправляли в Иркутск и Енисейск.

Из Китая русские купцы привозили чай. Среди хакасов, особенно качинцев, предпочтение отдавали плиточному чаю. Поэтому он назывался «хыдат чайы», т.е. китайский. Чай пили обязательно со сметаной. Монгольский соленый чай («соян чайы» – тувинский чай) у хакасов не получил распространения.

Такова историческая справка, которая показывает, что Хакасия имеет непосредственное отношение к чайному пути.

Но, чтобы влиться в современный проект, ссылки на древность маловато. Предстоит серьезно заняться маркетингом территории, в результате которого Хакасия должна найти свое уникальное место в проекте.

Раскрутить есть что, если подойти к делу грамотно. Речь даже не идет о Большом Салбыкском кургане, который уже стал частью музея под открытым небом.

Например, по мнению Валентины Николаевны, можно провести реконструкцию Ташебинского дворца, открытого при дорожных работах в 1940-м. Этот памятник архитектуры гунно-сарматской эпохи первого века до нашей эры, который располагался в междуречье рек Абакан и Ташеба в 8 километрах к юго-западу от Абакана, может стать тем самым уникальным брендом, на который клюнут российские и зарубежные туристы.

Итак, Хакасия громко заявила о себе, удивив многих гостей, часть которых может и слышала о нашей республике, но не представляла, какой это уникальный и красивый уголок. В этом плане у нас есть чем гордиться и что развивать. Однако от заявки до участия в «Великом чайном пути» должны быть сделаны конкретные дела, требующие значительных денежных вливаний в развитие инфраструктуры туризма. Именно об этом вела речь Людмила Максанова, руководитель агентства по туризму Бурятии, которая поделилась конкретным опытом продвижения проекта в своей республике. Она заострила внимание на том, что главный залог успеха – предоставление качественного туристического продукта. А это не только музеи, но и удобные гостиницы на разный кошелек, хорошие дороги на маршрутах, много чего еще. И понятно, что-то Хакасия может сделать сама, но без серьезных инвестиций в развитие туристического кластера не обойтись.

Поэтому, как дальше сложится судьба проекта «Великий чайный путь» на нашей территории, покажет время. Обнадеживает, что большая заинтересованность в развитии этого направления экономики есть и у правительства Хакасии, и у правительства России.

Марина ЗАДОРОЖНАЯ, «ЧР» №111 от 17 сентября 2013 г.

Новости по теме: