Что Западу хорошо - то русскому смерть!

Дата публикации: 25.04.2013 - 05:08
Автор:
Просмотров - 544

alt

ПОЧЕМУ НЕКОТОРЫЕ СОСТАВИТЕЛИ РОССИЙСКИХ УЧЕБНИКОВ ИСТОРИИ ЗАБЫВАЮТ ОБ ЭТОМ?

Зачем знать историю? Вроде бы простой вопрос, на который ответить легче легкого. Но порой беседуешь с кем-нибудь на эту тему и видишь - в глазах тоска, пустота и искреннее непонимание – а и правда, зачем? Ведь сегодня есть такая замечательная штука – интернет, из которой можно выудить всю нужную информацию. И когда гуляли по русской земле лжедмитрии, и что за штука такая опричнина, и чьего роду-племени, скажем, была Екатерина Вторая. Да вот беда – информацию-то пользователь получит, а работать с ней не сможет, ибо без базовых знаний по истории, понимания логики исторических процессов, не осмыслить ему, почему, к примеру, в 1812 году народ поднялся на борьбу с наполеоновскими войсками, а в 1917 «равнодушно» взирал, как уничтожают самодержавие.

 

Ничего особенного не увидит такой гражданин в ответе Смердякова из «Братьев Карамазовых» на вопрос, стоит ли защищать Россию, если нападут на нее враги: «Да и не надо вовсе-с. В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с».

Не услышит отголоска этой идеи, читая другую книгу, написанную почти через век после Достоевского, где звучит рецепт, как надо было вести себя в Великую Отечественную войну, когда оккупанты занимали города и села: «Из школы придётся вынести портреты с усами и, может быть, внести портреты с усиками. Ёлка придётся уже не на Новый год, а на Рождество».

Напротив, еще и подтвердит, вот, мол, умные люди все верно понимали, и начнет мечтать о том, чтоб поскорее пришел новый «умный полководец», да и облагодетельствовал «глупый народ». Эвон, как в своей стране порядки устроил, небось, и у нас не хуже сделает. Да вот беда, не обладая тем самым фундаментом исторических знаний, мимо внимания пройдет, что «умные» нации все больше о собственном благе заботились, низводя «глупых» до уровня сельхозскота: пока доится – живет, нет – под нож, и вся недолга.

Эту зоркость может дать только фундаментальное знание истории, чем, собственно, и занимаются учителя средних школ на уроках истории.

Впрочем, учитель – обыкновенный человек, и не каждый является фанатом истории, отдавая все свободное время изучению первоисточников, чтобы затем поделиться информацией с питомцами. Увы, но Ключевских с Аристотелями для каждой школы не найдешь. Для того-то и появились в свое время учебники – незаменимые помощники педагога, позволяющие не упустить основные события прошлого.

После развала СССР начался очередной этап переписывания учебников, и достиг он таких масштабов, что новые книги выпекались со скоростью пирожков, как следствие, уровень многих из них был, мягко скажем, сомнителен. Именно поэтому президент страны Владимир Путин заявил о том, что необходимо создать единый учебник истории России. Соответственно возникает вопрос – каким он должен быть, этот единый? Да и возможен ли в принципе…

А ВОТ НА ЗАПАДЕ!..

Решив воспользоваться принципом «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать», я засела за чтение современных учебников. Сказать, что меня ждали потрясающие душу и мировоззрение открытия, это ничего не сказать! Порой возникало желание то сжечь книжонку на большом костре, чтоб наверняка, до последней страницы, то отправиться с изрядным запасом дегтя к дверям авторов трактата, настолько бредовые – а то и совершенно лживые данные содержались в пособиях.

Впрочем, уточню, это касалось учебников по истории России 20 века. Прежние столетия современные специалисты пощадили.

И все же уделю немного времени учебникам 7 - 8 классов. Глядишь, составители нового единого и прислушаются к иным доводам.

В целом, весьма благоприятное впечатление оставило пособие для 7 класса Т.Черникова. Хороший язык, что очень важно для школьного учебника, много иллюстраций, карт, достаточно взвешенный подход к непростым событиям 17-18 веков, обилие исторических документов, разные точки зрения современников на происходящие события. Все это, на мой взгляд, не должно оттолкнуть ученика от изучения эпохи, скорее, напротив, вызвать интерес.

Впрочем, временами автор, по моему мнению, забывал об осторожном обращении со словами и определениями, то укорял, что «взятка – традиционная болезнь российского чиновничества» (а где она не традиционная?), то сетовал на культурную отсталость России от стран Европы. Причем совершенно неясно, отчего Россия должна была стремиться перенимать ту культуру, имея свою собственную?

В целом, на мой взгляд, и в этом учебнике, и в других, демонстрируется чрезмерное увлечение Западом, он как бы служит мерилом для всего происходящего в России, мол, если некое явление имеет положительный аналог в Европе – значит это правильное явление, если не имеет, то неправильное. Но при этом, когда речь идет о мрачных страницах в истории нашей страны, то про аналогию забывают, так же, как ее игнорируют и в том случае, когда Россия могла похвастаться высоким уровнем развития, а старушка Европа нет.

Думаю, было бы целесообразно, говоря об исторических событиях, не только подчеркивать социокультурный фон того времени, но проводить аналогии с другими странами. Преследовали раскольников – да, нехорошо, стольких-то лишили жизни, правда, за одну Варфоломеевскую ночь католики вырезали порядка 30 тысяч гугенотов. Завоевывали Сибирь – было такое, но в рабов местных жителей не обращали, семьи не разлучали и за тридевять земель не отправляли, исполнять трудовую повинность на благо белого человека. 

По истории 19 века мне в руки попали три учебника: Ляшенко, Сахарова и Боханова, Данилова и Косулиной. Одно могу сказать, вот если бы из них сделать одно пособие, взяв из каждого сильные стороны, то, на мой взгляд, получилась бы отличная книга. Каждый же по отдельности имеет важные минусы.

У Л.Ляшенко, к примеру, отличный язык, глубокий анализ декабристского движения, которое во многом определило политическое метание русской интеллигенции не только в 19, но и в 20 веке. Но о многих других значимых событиях сказано вскользь. Учебник Данилова и Косулиной отличается глубоким анализом культуры, быта, сословном расслоении общества, интеллигентских исканиях и поиске пути развития России, но стиль изложения вряд ли назовешь интересным. К тому же оба пособия настолько явно отдают предпочтения западникам перед славянофилами, что за последних аж неловко становится, мол, вот ведь какие недалекие люди были.

На этом фоне выгодно отличается учебник Сахарова и Боханова, они достаточно взвешенно подошли к эпохе интеллектуально-политических баталий, постаравшись максимально объективно представить разные точки зрения. Только в этом пособии есть весьма мощный блок, посвященный детальному анализу внешней политики России в 19 веке, который рисует не лубочную картину братской любви между нашей страной и Западной Европой, а борьбой каждого государства за свои собственные интересы.

Без реверансов показаны подковерные войны, образование временных союзов и их расторжение, в случае изменения политической обстановки. Это особо важно для понимания событий в истории нашей страны, ведь 19 век – время больших войн. Только при Александре Третьем не было открытых столкновений, на долю остальных же императоров выпали немалые испытания. Впрочем, в данной книге есть свои белые пятна, бедно представлены достижения науки, географические открытия, культура и социальное положение.

ЭПОХА ПОТРЯСЕНИЙ И ПОБЕД

Что касается самого сложного периода – Россия 1900-2000-е годы, то единственно возможным учебником, на мой взгляд, служит «История России» под редакцией Данилова, которую писал большой коллектив авторов. Точнее, это пособие разделено на два: «История России  1900-1945» и «История России 1945-2008». К сожалению, первую часть нигде найти не удалось, зато вторая произвела очень хорошее впечатление. Взвешенный подход к самым спорным событиям, изложение различных точек зрения, но при этом авторы смогли добиться стройности и логичности изложения, у читателя не возникает ощущения, что он попал то ли в театр абсурда, то ли вовсе в сумасшедший дом.

Специалисты не уходят от острых вопросов, но и не малюют их одной краской: это черное, это белое, а вместе с учеником обсуждают, почему в тот или иной момент пришлось сделать такой выбор, верно ли поступил политик и так далее. Здесь есть расстрел в Новочеркасске 1962 года, но и реальное, а не хрущевское осмысление роли Сталина в истории Советского Союза.

Зато два других популярных учебника нужно читать с валокордином под рукой, валерьянка не поможет. Чего здесь только нет! Начиная от умалчиваний и подтасовок фактов, заканчивая откровенной ложью.

Так, у Левандовского и Щетинова Февральская революция чуть ли не совершенно случайное событие: взбунтовались рабочие Петрограда, и в итоге император Николай Второй подписал отречение. О том, что революцию и отставку поддерживали многие офицеры царской армии, политики разных рангов и буржуазия, авторы скромно умалчивают. А ведь это ключевой момент в истории страны, в понимании – почему же произошла Февральская революция, и отчего она, в конце концов, плавно перетекла в Октябрьскую революцию.

Совершенно неуместны в учебнике ссылки на неких таинственных информированных особ, на мнение которых ссылаются составители пособия. «Писал один из осведомленных иностранных наблюдателей», «писал один западный историк» - разве допустима такая фраза в школьном курсе истории? Если есть ссылка на источник, то необходимо назвать и его автора, ведь не на лавочке же обсуждение происходит.

Говоря о продразверстке 1919 года, мере, безусловно, жесткой и жестокой, составители скромно опускают, что впервые этот подход насильственного изъятия продуктов у крестьянства был опробован еще Николаем Вторым в 1916 году.

Весь период, начиная с Октябрьской революции и заканчивая 1953 годом, представляется сплошной полосой кошмара. Авторы не забывают ни о «законе о трех колосках», ни о ГУЛАГе, зато проходят мимо плана ГОЭЛРО, реальной индустриализации экономики, в результате которой оплакиваемое ими крестьянство получило и технику в колхозы, и свет в дома. Трогательно скорбят составители о «крепостничестве» беспаспортных крестьян, мол, без бумаги те были вынуждены сидеть в своих селах. Однако тут же, буквально в следующем абзаце, пишут, что рабочий класс за 1929-1937гг. вырос почти втрое, причем за счет крестьян. Так как же – не пускали из колхозов или все же давали «добро» на переезд в город?

Вспомните, как Федор Абрамов в тетралогии «Пряслины» печалился о том, что люди массово уходят из деревни, как считанные единицы остаются на земле. При этом в учебнике опускается тот факт, что в те времена, в отличие от нынешних, для приобретения билета не требовалось предъявление документа. И желающий мог спокойно добраться до любой стройки, где за него уже бились руководители, так как рабочих рук не хватало.

Особое предпочтение авторы отдают теме репрессий. Именно на этом сосредотачивают внимание. Не на развитии страны, не на ее достижениях, а на мрачных страницах. Причем делают это настолько упрощенно, что диву даешься. В репрессиях виноват Сталин – и вся недолга. Не Хрущев и прочие пламенные революционеры, требующие дополнительных квот на расстрельные списки, не ретивые, но малограмотные следователи, часть из которых впоследствии сменила уютные кабинеты на лагерные бараки за художества, а только власть. Однако вслед за Сергеем Довлатовым хочется поинтересоваться: «Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить - кто написал четыре миллиона доносов?»

Тема Великой Отечественной войны – это и вовсе особый разговор. Во-первых, дана она крайне куцо, во-вторых, настолько предвзято, что аж неудобно становится за составителей – что ж они всех за глупеньких детей держат? Ведь сегодня благодаря интернету весьма просто проверить любую информацию.

Но для них все ясно – и «безусловность» катынского дела, и преступность депортации части народов. Хотя в первом случае что-то не припомню «нюрнбергского решения», а во втором – разве можно в двух словах дать представление школьникам об этом сложном событии, о вынужденности меры? Ведь среди выселенных народов и впрямь был высок процент коллаборационистов, так что лучше было бы расстрелять всех виновных и, с одной стороны, серьезно подорвать генофонд, а с другой, вызвать затяжную войну из-за кровной мести? Такие вопросы необходимо очень аккуратно давать, в том числе, сверяясь с общемировой практикой. Почему бы, рассказывая о депортации крымских татар, не провести параллель с американским заключением в концлагеря во время войны всех японцев, проживающих на территории США, да не просто «чистых» японцев, а и тех, в чьих жилах течет хотя бы 1/16 часть японской крови.

 Заметьте, здесь речь идет не о переселении на другую территорию, а о заключении, но никаких возмущений по поводу таких действий  союзников составители учебника не высказывают. Зато обвиняя в гибели миллионов советских людей гитлеровскую Германию, тут же ставят ее на одну доску с советскими властями, которые «пренебрегали жизнями соотечественников». Уму непостижимо!

Особое возмущение вызвал пассаж в учебнике под редакцией Загладина, Козленко и др. о причинах перехода советских солдат на сторону гитлеровских войск. По мнению авторов, влияние на этот процесс оказал приказ Ставки Верховного Главнокомандования №270, «согласно которому все лица, оказавшиеся в плену, считались изменниками Родины, подлежащими уничтожению, а члены их семей – лишению гражданских прав»! Врут и не краснеют!

Да, был приказ №270 от 16 августа 1941 года. И да, были слова об уничтожении злостных дезертиров. Вот только в эту категорию попадали не все пленные красноармейцы, а командиры и политработники, изменившие во время боя присяге. Как говорится, оцените разницу.

Из мемуаров фронтовиков нам известно много случаев, когда люди пережили плен и возвращались в строй.

Еще более показательный случай с Семеном Калабалиным (помните Семена Карабанова из «Педагогической поэмы» А.Макаренко – это прототип героя книги). В 1941 он попал в плен, там выразил готовность сотрудничать с абвером, прошел учебу в диверсионной школе и был заброшен в составе группы в советский тыл. Однако вместо расстрела его впоследствии наградили орденом Отечественной войны второй степени за то, что убедил всю диверсионную группу сдаться НКВД.

 Что касается послевоенной истории, представленной в учебниках (повторюсь, за исключением пособия под редакцией Данилова), то и там регулярно натыкаешься на несуразности, подтасовки, умалчивания, так что не приходится говорить о формировании целостной и адекватной картины разворачивающихся событий на протяжении 60 с лишним лет.

НА ВЕСАХ: НУЖЕН – НЕ НУЖЕН

Таким образом я прихожу к выводу, что единый учебник необходим. И это должен быть грамотный, четко выверенный учебник, со стройной системой и логикой событий. Речь идет не о навязывании тех или иных мнений, а о создании целостного образа истории нашей страны. Любознательный ученик, если захочет, и сам ознакомится с альтернативными точками зрениями на те или иные события, благо, литературы сейчас предостаточно.

Но одно беспокойство гложет -  не получится ли так, что написание такого пособия в конечном итоге приведет к извращению первоначальной идеи? Мы уже проходили, к чему привела работа «Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории», не хотелось бы повторения.

Как-то мне в сети попался сборник статей достаточно известного в 19 веке историка Ивана Забелина «Минин и Пожарский. Прямые и кривые в Смутное время», и в нем прочитала знаковые слова: «Как известно, мы очень усердно только отрицаем и обличаем нашу историю и о каких-либо характерах-идеалах не смеем и помышлять. Идеального в своей истории мы не допускаем. Какие у нас были идеалы, а тем паче герои! Вся наша история есть темное царство невежества, варварства, суесвятства, рабства и так далее… Самое лучшее, как юноша может поступить с такой историей, это совсем не знать, существует ли она. Большинство так и поступает... Но не за то ли самое это большинство русской образованности несет, может быть, очень справедливый укор, что оно не имеет почвы под собой, что не чувствует в себе своего исторического национального сознания, а потому и умственно, и нравственно носится попутными ветрами во всякую сторону. Действительно, твердой опорой и неколебимой почвой для национального сознания и самопознания всегда служит национальная история...»

Сказано как будто о сегодняшнем дне, а ведь прошло почти полтора столетия, статьи были опубликованы в 1872 году.

Так может, наконец-то, прислушаются нынешние историки к мнению, которое звучит сквозь века, перестанут искать, что еще можно побольнее пнуть в судьбе Отечества, и создадут хороший учебник для школы. Как хочется надеяться на это! Но будет ли надежда услышана – другой вопрос…

 

Мнения читателей

Владимир Балдуев, учитель истории школы 20:

- Я считаю, что единый учебник истории нужен, более того, мы, по сути, уже и так подошли к тому, что учим детей по такому учебнику. Однако уточню, я веду уроки истории в средних классах и говорю о едином учебнике именно для этой категории.

 

 Ирина Буроякова, директор школы 4:

- Я опасаюсь, что когда создадут единый учебник, он будет настолько выхолощен, что уберут разные мнения, взгляды, что это приведет к подобию советского учебника по истории, в котором, несмотря на достоинства – хорошую методологию, стройность, было и много недостатков, в частности, искажение исторических фактов в угоду действующей идеологии, однозначность: есть только такая точка зрения на ряд событий и больше никакой. И я боюсь, что новый унифицированный учебник также будет скучным, неинтересным и даже необъективным. В идеале, да, неплохо иметь общий, хороший учебник, где были бы представлены различные мнения, документы. Но для этого нужно, чтобы за «круглый стол» село много специалистов, чтобы они смогли договориться друг с другом и выработать на самом деле максимально объективный курс истории, но в нынешних реалиях, повторюсь, я глубоко сомневаюсь, что это возможно. Поэтому я за то, чтобы пока все же учебники были разными, представляющими различные точки зрения ученых на историю нашей страны. 

 

Эмма  Пономаренко:

- Я преподавала историю 45 лет, большую часть жизни по советским учебникам, и, в целом, они были хорошими. Но в 90-е годы началась чехарда, появилось огромное количество учебной литературы, качество которой оставляло желать лучшего. Более того, подходы к истории у авторов значительно разнились, и создавалась ситуация, когда один класс занимается по одному учебнику, второй – по другому. Это же издевательство! Во-вторых, новые учебники очень куцые. В советские времена, к примеру, Великую Отечественную войну изучали целую четверть, а сейчас на это отводится четыре параграфа. Поэтому современные школьники ничего и не знают о войне. С одной стороны, вроде бы власти поставили правильную задачу – поднять гуманитарное образование, а по сути все опохабили, все грязными ногами истоптали. А ведь еще Чаадаев говорил: «Обязаны Родине истиной». Но мы эту истину утратили, учебники искажают историю. Из нас делают Иванов, непомнящих родства. И правильно президент Путин сказал, что надо создать единый учебник, чтобы он был достоверным, чтобы школьники знали историю своей страны, уважали ее, только тогда можно говорить о патриотизме.

Валентина СОСНОВСКАЯ, «ЧР» №47 от 25 апреля 2013 г.

Новости по теме: